Новогрудок 323

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Новогрудок 323 » Хобби » Кладоискательство: с чего начать


Кладоискательство: с чего начать

Сообщений 11 страница 20 из 55

11

А что на этот счет говорится в Гражданском кодексе Беларуси? Клад поступает в собственность лица, которому принадлежит имущество, где он был сокрыт, и лица, обнаружившего клад, в равных долях. Но “в случае обнаружения клада, содержащего вещи, относящиеся к памятникам истории или культуры, они подлежат передаче в государственную собственность. При этом собственник земельного участка или иного имущества, где клад был сокрыт, и лицо, обнаружившее клад, имеют право на получение вместе вознаграждения в размере пятидесяти процентов стоимости клада”. Но большинство старинных кладов наверняка будут иметь историческую ценность, ведь так? Вот и получается, что человек, нашедший клад, получит в итоге, как и в Советском Союзе, 25 процентов. Не густо…

Естественно, здесь срабатывает меркантилизм, и многие клады в результате попадают не в музеи, а в частные коллекции. За сокрытие клада, конечно, предусмотрена уголовная ответственность, но поди докажи, что это клад, а не драгоценности, оставшиеся в наследство от любимой бабушки. Также по закону искать клад можно только с разрешения собственника земли, где производятся раскопки. То бишь в подавляющем большинстве случаев — государства. Если клад будет найден без такого разрешения, оно целиком и полностью забирает его себе. Но ведь к каждому кладоискателю милиционера не приставишь. Ничего не получают от найденного клада лица, “в круг трудовых или служебных обязанностей которых входило проведение раскопок и поиска, направленных на обнаружение клада”.

12

Конец августа 1942 года. Вторая мировая война. Советская армия отступает, огромные территории захвачены врагом. На города падают бомбы, а сводки с фронтов неутешительны. Каждый день сообщается, что сданы новые города. Территория Белоруссии полностью оккупирована.

Тяжелый бомбардировщик ПЕ-8, груженый 4 тоннами золота, направляется в Англию. Золото – предоплата за поставки по ленд-лизу.

Бомбардировщик сверхнадежен, сбить его практически невозможно – высота полета недоступна ни зенитной артиллерии, ни истребительной авиации противника. Золото должно быть доставлено по назначению. Золото – это оружие, это солдатские пайки, это техника, необходимая армии, это танкеры с авиационным бензином… Ленд-лиз – это еще одна гирька на нашу чашу весов, дополнительный шанс победы.

Самолет спокойно летит в заданном направлении, вне пределов досягаемости возможного противника. Опытный экипаж. Инструкции – уходить от любого столкновения с противником. Главная задача – доставить золото по назначению.

Под крылом самолета – белорусские леса. Территория, захваченная противником в первые дни войны. Территория, на которой немцы уже успели солидно окопаться. Самолет пролетает над Белоруссией, стремясь к английским берегам… Ничто не предвещает катастрофы. Экипаж чувствует себя уверенно и спокойно. Самолет летит…

И исчезает...

Народная молва помещает упавший самолет, называя его "золотой бомбардировщик", в озеро Селява, расположенное в Крупском районе Минской области. Место необычайно красивое и рыбное. В озере водятся щуки, лещи, язи, сомы, окуни, налимы, караси. Это не считая мелочи вроде плотвы и красноперки. Говорят, что раньше был и судак, но, похоже, всего выловили. Так что от рыбаков отбоя нет.

Казалось бы, если самолет действительно находится на дне этого озера, его уже давно должны были обнаружить. Или – не обнаружить, но тогда слухи прекратились бы сами собой. Ведь если говорят, что под правым углом Несвижского замка закопаны сокровища Радзивиллов, то достаточно провести раскопки хоть под всеми углами, чтобы потом авторитетно заявить – все слухи являются чистейшим вымыслом, и под замком никогда никаких сокровищ закопано не было.

Но озеро Селява, несмотря на большое количество «посетителей», все еще хранит свои тайны. В том числе – и об упавшем бомбардировщике. Как такое могло произойти? Когда затонул «Эдинбург», поднять золото не могли потому, что не существовало технологий подъема таких грузов с большой глубины. Как только технологии появились, золото сразу же было поднято. Озеро Селява никак не может обладать океанскими глубинами, которые представляют сложность для работы водолазов.

Средняя глубина этого озера составляет 6,3 м, максимальная – 17,6 м. Площадь водного зеркала – 1500 га. Остров в центральной части делит озеро на два плеса: мелководный северный (бывшее озеро Рабца, глубины до 10 м, площадь около 1/3 от общей) и глубокий южный (само озеро Селява, площадь около 2/3 от общей). После строительства плотины в 1956 году четыре озера (Селява, Рабца, Худовец и Обида) объединились в озерное водохранилище, и нынешняя Селява помельче, чем была во времена Отечественной войны. Кстати, за точные промеры глубины поручиться нельзя. Дно заиленное, так что реальная глубина Селявы может оказаться гораздо больше. В принципе, на дне озера можно спрятать не один бомбардировщик, а целую эскадрилью.

Казалось бы – чего проще. Нырнул и нашел. Если бы…

Для того, чтобы обследовать дно такого озера, как Селява, необходимы специальные утепленные гидрокостюмы, специальная дыхательная аппаратура, которая способна надежно работать даже во взвеси ила. Аппаратура должна быть рассчитана не на чистую, а на загрязненную воду. В этих условиях нужна целая команда исследователей. Лучше всего – военных водолазов. Требуется команда подстраховки (поддержки), которая во время погружения находится на уровне чистой воды – ил очень опасен. Эта команда должна находиться в пределах досягаемости и, желательно, визуального контакта. Только кажется, что белорусские озера – это чистая водичка, в которой может плавать каждый, кто пожелает. Фактически многие белорусские озера – это гиблые места, особенно для ныряльщиков. И все – за счет заиленного дна водоемов.

13

Началась эта история минувшей зимой. В пригороде Могилева прокладывали газопровод. Рядом катались лыжники. Один из них неплохо разбирался в археологии, точнее, был «черным копателем», зарабатывающим на раритетах, найденных в земле. Случайно взглянув на выкопанную траншею, «специалист» не поверил своим глазам: вокруг валялась древняя керамика...

Уже осенью на «доходное» место, как саранча, ринулись «старатели». Находки превзошли все ожидания — за месяц было обнаружено 7 (!) кладов. Причем, говорят, очень богатых. Например, из земли достали так называемые рубленые гривны — такие деньги древних времен ученым встречаются крайне редко. Рассказывают, был и берестяной короб, под крышку наполненный серебряными талерами. Впрочем, монеты здесь до сих пор находят и просто так, не копаясь в земле. Достаточно просто погулять час–другой, внимательно вглядываясь под ноги. К сожалению, все, что было найдено тогда под Могилевом, утеряно для науки. Часть раритетов вроде как продана на московских аукционах, еще что–то выставлялось на продажу в Интернете. Досадно, да ничего уже не вернешь. Даже «копателей» к ответственности не привлечь: не памятник археологии ведь разоряли, а на «ничейной» земле бродить с металлоискателем не возбраняется...

14

http://s4.stc.all.kpcdn.net/f/12/image/97/21/5682197.jpg

Корреспондент «КП»решила тоже попробовать себя в поисках несметных богатств. Недаром ведь говорят, что белорусская земля богата на клады.

Среди моих знакомых много историков и копарей. Иначе говоря, тех самых кладоискателей, о которых ходит много невероятных историй. Что они, мол, разоряют старые могилы, разрушают археологические памятники ради наживы. Тут следует различать кладоискателей и чернокопателей, которым закон не писан. У них совершенно разные цели. Кладоискательство - скорее хобби, отдых для души.

- А еще тяжелая физическая работа. Иногда так находишься и накопаешься, что кажется, все, больше в поля ни ногой! Но проходит время, и ты снова берешь металлоискатель, лопату и выезжаешь на пересеченную местность, - говорит мой знакомый Адам (имя изменено. - Авт.), которого я попросила рассказать подробнее о поиске сокровищ.

Он сразу говорит о том, что искатели кладов часто страдают от действий тех, кто разрушает могилы и археологические памятники. Сами же кладоискатели работают в полях, где уже прошла сельскохозяйственная техника, реже - в лугах и лесах. Иногда идут наобум, иногда - вооружившись старыми картами, где отмечены бывшие когда-то в этих местах деревни и населенные пункты.

- Ой, и что вы там в этих полях ходите, разве можно что-то найти на трижды перепаханном поле? - удивляюсь я.

- Можно, - говорит Адам и, чтобы не выглядеть голословным, предлагает куда-нибудь поехать. Останавливаемся на известном среди гродненских копарей поле - Малыщенском, которое находится на самой окраине города. Вокруг него уже вовсю идет стройка нового микрорайона. Так что, можно сказать, копать будем почти в городе.

ЭЛЬДОРАДО МЕСТНОГО МАСШТАБА

Для чистоты эксперимента мы решили засечь время. Что же мы найдем за два часа на поле, которое перехожено такими же кладоискателями за много лет уже вдоль и поперек?

- Кладоискательство начало стремительно развиваться, как только появились металлоискатели. В середине 90-х прошлого века, говорят, из земли доставали настоящие сокровища. А сейчас - так, добирание. Но тем не менее и сегодня можно найти достаточно интересные вещи, - говорит Адам и показывает мне уникальный шестиконечный крест, который он нашел на таком же известном среди кладоискателей поле. Эту находку местные историки оценили в несколько сотен долларов, а сотрудники Гродненского музея думают о том, чтобы выкупить этот ценный экземпляр.
http://s5.stc.all.kpcdn.net/f/4/image/03/08/700803.jpg
Поле, которое мы выбрали, было недавно скошено.

- Это так называемая пожня, - говорит Адам, - а есть еще перепашка. Вот там искать легче - земля мягкая, остатки травы и зерновых не мешают работать.

- Почему именно эти поля так популярны среди гродненских копателей? - спрашиваю я и оглядываюсь по сторонам. Поле как поле.

- Во-первых, сюда свозился разный городской мусор. Уже интересно. Все, что когда-то было мусором, сейчас представляет для нас интерес. Во-вторых, сюда же могли свозить навоз с военных конюшен. А это означает, что можно наткнуться на какой-нибудь интересный элемент амуниции или конской сбруи. И, в-третьих, здесь проходили учения войск. Поэтому часто находятся военные значки, шрапнель, гильзы.

Адам собирает металлоискатель, попутно проводя вводную лекцию по основам кладоискательства.

- Вот смотри, я ставлю дискриминацию на приборе. Это значит, что металлоискатель будет показывать цветные металлы, что нам и надо, а на железо будет уже не очень сильный сигнал. Так и определяем, что в земле. Глубина тут не так важна. Тем более даже очень дорогой металлоискатель не покажет глубину больше полуметра без искажений.
http://s1.stc.all.kpcdn.net/f/4/image/02/08/700802.jpg
Я осматриваюсь. Все поле в ямках. Значит, до нас тут прошел не один копатель, хотя по неписаным правилам следов за собой они оставлять были не должны.

- Наверное, ничего не найдем,- разочарованно говорю я.

- Раз на раз не приходится. Можно ничего и не найти. Будут попадаться одни крышки от молока. Помнишь, были такие в советские времена? Удивительно, но этот небольшой круглячок, серебристый или зеленый от кефира, до сих пор встречается. Так вот, металлоискатель очень чувствительный, реагирует на эту фольгу, как на цветные металлы. Раскапываешь - а там фольга. Обидно. Но иногда попадаются такие же молочные крышки еще царских времен. Вот это находка более интересна. Хоть особой ценности и не представляет.

Ну вот, металлоискатель собран, лопата приготовлена - и мы приступаем к поискам. Уже через несколько метров наш прибор подает сначала неуверенный, а потом уже достаточно сильный сигнал. Адам еще раз проверяет его, проводя металлоискателем по земле. Да, внизу что-то есть. Глубоко копать не приходится.

Достать ком земли, в котором спрятано то, на что среагировал металлоискатель - полдела. После лопату откладываешь в сторону, и начинается ручная работа по переборке дерна. И вот среди комьев сырой земли в руках у Адама показывается что-то небольшое и круглое.

- Пломба, которую ставили на различные изделия. Еще царских времен, - очищая от земли зеленоватый предмет, - говорит Адам, протягивает мне первый клад.

Удивительно! Воодушевленные, идем дальше. Несколько следующих находок мой пыл охлаждают - одни куски медной проволоки.

- У меня ее уже несколько килограмм - пора сдавать, - смеется Адам и добавляет: - Есть люди, которые только тем и занимаются, что ищут лом черных и цветных металлов. Их называют коммерцами.

НАЙТИ ЧТО-ТО ИНТЕРЕСНОЕ МОЖНО ДАЖЕ НА ДЕТСКОЙ ПЛОЩАДКЕ

Однако и эту проволочку Адам прячет в карман. На мое удивление он объясняет, что в среде копателей существует неписаный кодекс. Все, что нашел в земле - забирать с собой. Даже мусор. Чтобы другие кладоискатели могли начать здесь с чистого листа.

- А может, ты снова будешь тут ходить и снова наткнешься на этот мусор. Ямки тоже стараемся за собой закапывать. Не оставлять следов.

Мы наконец вышли на середину поля.

- Ну вот, - удовлетворенно говорит Адам, - здесь давно никто из наших не ходил.

Я это поняла так, что у нас появился шанс найти что-то ценное. И точно. Металлоискатель призывно зазвенел. Адам быстро локализовал место. Я и не заметила, как в его руках появилась монетка.
http://s2.stc.all.kpcdn.net/f/4/image/05/08/700805.jpg
- Одна копейка царских времен. Таких находят много, - протягивает ее мне спутник. - Вообще, можно найти монеты времен ВКЛ, польские, советские. Монеты находятся часто. А чаще всего - боратины, монеты которые имели хождение на нашей территории. Их настолько много, что стоимость их не превышает пяти тысяч за штучку. И это если она в очень хорошем состоянии. Что, конечно, не исключает возможности найти по-настоящему дорогую монетку. Закопанные в землю клады еще никто не отменял.

Мы не успеваем сделать и двух шагов, как металлоискатель снова звенит. И снова монетка. Итого на небольшом пяточке земли мы нашли две монеты, еще одну пломбу и шрапнель, вероятно, периода Первой мировой войны.

- Вот так бывает - то густо, то пусто. Но большинство того, что достаем из земли - это так называемый шмурдяк. Медные пластинки, обломки амуниции, проволока, фольга. Но даже на городском поле можно найти настоящие артефакты. Например, я недавно нашел фибулу (средневековая застежка. - Прим. авт.) в достаточно хорошем состоянии на поле прямо около своего дома. Откуда она там взялась - загадка! Кстати, жители новых микрорайонов даже в песочнице могут найти что-нибудь интересное. Ведь дома строятся вот на таких полях.

Поиск кладов затягивает, это очень азартное дело. Мы не успели оглянуться, как солнце село за горизонт и выбирать из земли мелочевку стало сложно. Похолодало, да и комары начали досаждать. Мы не спешили покидать свое эльдорадо, однако металлоискатель больше не звенел и поиски явно стали бесплодными. В какой-то момент мы решили, что на сегодняшний день достаточно. Однако, скажу честно, наше рабочее место мы покидали с большим сожалением.
http://s3.stc.all.kpcdn.net/f/4/image/04/08/700804.jpg

Запрета на поиски древностей на полях с металлоискателем нет. В «Положении об охране археологических объектов при проведении земельных и строительных работ, осуществлении иной деятельности на территории археологических объектов» определение археологического объекта достаточно размыто. А вот наказание в Уголовном кодексе прописано четко: уничтожение или повреждение историко-культурных ценностей или материальных объектов наказывается как общественными работами, так и лишением свободы на срок до трех лет. Также стоит помнить, что все найденные ценности принадлежат государству, а нашедший может претендовать только на 25% от стоимости клада.

15

Из всего я понял, что вблизи исторических объектов лучше не копаться (не попасться), большой клад сдать государству и ходить  на коп вдвоем...))

16

Я думаю, начать надо со старых карт, так называемых "верстовок". На них все старые поселения, давно заброшенные, но пошариться можно... Ну и просто поизучать историю -  по каким дорогам отходил, к примеру, Наполеон)))

17

http://s001.radikal.ru/i194/1403/c5/2dcaaa26b0c2.jpg
http://i056.radikal.ru/1403/19/8877cd3384c8.jpg
http://s16.radikal.ru/i190/1402/b5/2833e374a593.jpg

Были со старшим братом на копе, в окрестностях Лиды. Полазили по полям. Кроме нескольких стертых царских медяков и кусочков медной проволоки ничего не нашли. Зато брат рассказывал, что хорошо с металоискателем шариться в местах отдыха, на пляжах, в районах озер - всегда можно найти золотишко кем-то потерянное. Короче, свой прибор он уже давно окупил. Вещь стоящая!

18

Начинать нужно так:)))
http://s9.uploads.ru/t/WCHxG.jpg

Гродненская обл. большая и довольно продуктивная. Касательно ПЕСОЧНИЦЫ! Смотрел по кабельному ТВ, как чел правда в Москве с самого раннего утра на работу выходит С МД по песочницам, и вроде бы не жаловался.....
http://s019.radikal.ru/i604/1311/27/7a09dcced05e.jpg
http://s48.radikal.ru/i119/1311/26/3fce36ad53a6.jpg

http://s56.radikal.ru/i152/1203/7c/8f22cb8b00a8.jpg

19

Вот здесь дневник копателя.

20

СЕМКИН КЛАД

http://s49.radikal.ru/i125/1310/d1/b3354c12cecd.jpg

Профессиональные кладоискатели себя не афишируют и от встреч с журналистами обычно категорически отказываются. Гоша – поисковый стаж двадцать лет – после долгих уговоров согласился кое-что рассказать о себе.

«Мой дед был проходчиком, коллекторы строил в центре Москвы. Нередко приносил с работы обнаруженные монеты, в основном серебряные, с детский ноготок, «чешуйки». Что-то он оставлял для своей коллекции, остальное относил «жучкам»-перекупщикам, крутившимся у нумизматических отделов.

В 14 лет, когда отец с мамой погибли при аварии, я стал жить с дедом и бабкой. Чтобы не попал в дурную компанию, дед решил приохотить меня к поискам кладов. Книжки разные покупал, по музеям водил, о своих монетах рассказывал, когда и как чеканились; фантазировал, пытаясь представить, когда, кем и почему был спрятан тот или иной клад.

Десять лет мы с дедом лазили по чердакам домов, где до революции жил состоятельный народ. Чего там только не находили – книги, документы, фотографии, посуду, музыкальные инструменты, самовары, изразцы... Переносили это добро домой по вечерам, с предосторожностями, чтобы не дай Бог кто не засек. Потом находки мыли, чистили, после чего дед нес их к дяде Васе, торговавшему на «барахолке». На «барахольные» деньги я купил себе и велосипед, и первые джинсы, и переносной магнитофон.

Бабушка ругалась: «Квартиру превратили в помойку!» Сменила гнев на милость, когда принесли ей с чердака фарфоровую китайскую вазу, расписанную красными драконами. Бабка долго любовалась ею, но поставить в сервант побоялась, спрятала на антресоли.

Ценные находки – большая редкость. Да и откуда им взяться? При арестах ЧК – НКВД – МГБ устраивали тщательные обыски, в КГБ целый отдел занимался кладами. Все выгребали. Правда, мы однажды под грудой хлама обнаружили серебряные чайник, сахарницу, набор вилок, ложек и ножей; в другой раз – упакованные в кожаную коробочку два недорогих серебряных портсигара, швейцарские часы, две пары золотых серег да разорванную цепочку. Только вот бабка шуметь начала, не захотела хранить эти вещи дома. Пришлось деду сбыть их через знакомого коллекционера».

Один из чердачных походов позволил Гоше значительно пополнить семейное нумизматическое собрание. Припрятанная кем-то коллекция состояла из античных и средневековых (русских, польских, шведских) золотых и серебряных монет. Только одних денариев Александра Македонского там было штук пятнадцать, и все в отличном состоянии.

Но и это не все. Гоша собрал по чердакам отличную коллекцию холодного оружия – шпаги, сабли, палаши, кинжалы и кортики. Некоторые из них могли бы украсить витрины Исторического музея. Дважды кладоискатели находили старые револьверы, но их, от греха подальше, дед снова припрятывал на чердаке.

«С начала 1990-х годов в столице стало трудно работать, – рассказывал Гоша. – Появилось много молодых искателей. Чердаки обшаривали поселившиеся там бомжи. «Новые русские» стали прибирать к рукам здания в центре Москвы; еще реставрация не началась, а они уже ставили охрану. Да и участковые озверели. Меня один держал в заложниках, пока дед не принес ему двести долларов.

А бросить это дело я уже не мог. «Подсел» на кладоискательство, как на героин. К этому времени дед вышел на пенсию. Я уволился с работы (после окончания института Гоша служил в одном из столичных музеев. –Т. Б.). Стали мы ездить на нашей старенькой «Ниве» по областям – Московской, Тверской, Владимирской, Тульской. У деда везде хоть седьмая вода на киселе, да родня. От них и узнавали о заброшенных деревнях, о помещичьих домах, кто, где и какие клады искал в их краях.

В глухих уголках работать одно удовольствие: и дома можно исследовать без спешки, и с металлоискателем спокойно походить. Был случай, нашли Николу-угодника XVIII века в серебряном окладе и две старопечатные книги; а в одной избе на чердаке, крыша над которым чудом не протекла, обнаружили завернутый в дерюгу граммофон. Обычный же «улов» – медные и серебряные монеты, чугунные утюги, прялки, деревянная утварь, патефоны, керосиновые лампы, сундуки, подсвечники, лампады, чугуны».

От дальней родственницы, всю жизнь проработавшей в сельской школе, узнали о «Семкином кладе».

В забытой Богом и людьми деревне, куда и дорога кустарником поросла, жила некогда семья – мать-старуха и сын Семка. Бедны они были настолько, что даже плохонькие девки выходить замуж за парня не соглашались. Перед Первой мировой войной он уехал на заработки в Москву, оттуда перебрался в Питер. Долгое время о нем не было ни слуху, ни духу. Вернулся Семка в деревню, когда к власти пришли большевики. Одет был богато, на шее – крест золотой, на пальцах – перстни. Матери привез бархатную юбку, шелковую шаль и серьги с большими камнями.

В честь возвращения поставил Семка для мужиков угощение. А как напился, стал хвастать, что золота у него теперь, что грязи. Месяца два гулеванил, щедро давал деньги в долг, а потом в деревню нагрянула уездная милиция. Семку повязали и стали искать золото. Оказалось, что он вместе с дружками-анархистами занимался в Питере грабежами. Во время обыска старуха-мать – с горя или с перепугу – умерла. А Семку, попытавшегося бежать, когда его везли лесом, милиционеры застрелили.

Мужики долго искали Семкину «захоронку», а председатель сельсовета даже его дом разрушил до основания, но клад в руки так и не дался.

«Две недели на месте той деревни я работал как проклятый, – вспоминал Гоша. – Когда откопал кожаный мешок, глазам своим не поверил. Деда пришлось валерьянкой отпаивать... Эх, жалко только, что коробочки фирменные испортились...»

О содержимом мешка удачливый кладоискатель рассказывать наотрез отказался. Но поскольку до революции в фирменных коробочках продавались изделия Болена, Фаберже и других известных ювелиров, можно предположить, что там было.

Не случайно же после продажи нескольких вещей Гоша вставил себе шикарные белоснежные зубы, купил металлодетектор за 3000 долларов и подержанный внедорожник. А «мелочевку» он потихоньку распродает через посредников на Измайловском вернисаже. И я отправилась в Измайлово.

После долгих поисков на одном из прилавков нашла нечто подходящее – в изящных коробочках, обтянутых полуистлевшим блекло-розовым атласом, лежали две небольшие золотые броши-короны; одна украшена мелкими бриллиантами-«розочками», другая – новенькой бирюзой. Такие безделушки изготавливались к 300-летию Дома Романовых. Гошин ли это товар, утверждать не берусь, но украшения явно долгое время хранились не в бабушкином платяном шкафу. Просили за эти короны 300 и 250 долларов, но торг был уместен.

Прогуливаясь по антикварным рядам, приценилась к некоторым предметам. Набор серебряных столовых приборов – $1000; швейцарские часы «Мозер» – $120; образ Николая-угодника в серебряном окладе – $400; граммофон – $400; денарий Александра Македонского – $150; монета-чешуйка в зависимости от состояния – 50-100 рублей (у Гоши их целое ведро). В общем, на молоко со сладкой булочкой Гоша с дедушкой зарабатывают.

Остается добавить, что Гоша считает себя кладоискателем законопослушным, так как он ищет клады не на городищах, не в курганах, то есть не в местах, охраняемых государством.

http://i074.radikal.ru/1310/20/0109b6f94657.jpg


Вы здесь » Новогрудок 323 » Хобби » Кладоискательство: с чего начать


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC