Новогрудок 323

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Новогрудок 323 » Это уже История » В 1863 году белорусы поддержали не Польшу и Калиновского, а Россию


В 1863 году белорусы поддержали не Польшу и Калиновского, а Россию

Сообщений 21 страница 30 из 76

21

https://pp.vk.me/c626429/v626429263/3ac11/D31ajM-8gXI.jpg

22

По ходу оппозиция берет реванш по обелению предателей и очернению настоящих героев, а так же превращение мифов в факты. Скоро окажется, что белорусы с украинцами выкопали Черное море и вместе охотились на мамонтов, а москали, они же фино-угры, пришли и оккупировали их. Недавно даже что-то подобное вышло из "книг" одного змагарского "писателя". Теперь и в беларусь докатилась евродемократия с двойными стандартами.

23

Бобер написал(а):

По ходу оппозиция берет реванш по обелению предателей и очернению настоящих героев, а так же превращение мифов в факты. Скоро окажется, что белорусы с украинцами выкопали Черное море и вместе охотились на мамонтов, а москали, они же фино-угры, пришли и оккупировали их. Недавно даже что-то подобное вышло из "книг" одного змагарского "писателя". Теперь и в беларусь докатилась евродемократия с двойными стандартами.


Пока только начало - сьвядомые змагары чуть ли не кипятком ссут от ареста белорусских журналистов (или блогеров), которые нетолерантно выразились про Беларусь. Наступают странные времена, сродни с 37-м в СССР, когда за политический анекдот могли выслать копать канал или валить лес. У нас будет по-другому, но аналогично - задавят штрафами за "нелюбовь" к слову "Беларусь"  и "диалекты".

24

Dimedrol написал(а):

Пока только начало - сьвядомые змагары чуть ли не кипятком ссут от ареста белорусских журналистов (или блогеров), которые нетолерантно выразились про Беларусь. Наступают странные времена, сродни с 37-м в СССР, когда за политический анекдот могли выслать копать канал или валить лес. У нас будет по-другому, но аналогично - задавят штрафами за "нелюбовь" к слову "Беларусь"  и "диалекты".

Что-то будет...

25

Dimedrol написал(а):

Пока только начало - сьвядомые змагары чуть ли не кипятком ссут от ареста белорусских журналистов (или блогеров), которые нетолерантно выразились про Беларусь. Наступают странные времена, сродни с 37-м в СССР, когда за политический анекдот могли выслать копать канал или валить лес. У нас будет по-другому, но аналогично - задавят штрафами за "нелюбовь" к слову "Беларусь"  и "диалекты".


Не вижу ничего неожиданного - очередная попытка властей усидеть на двух стульях и между двух "огней", а так же быть хорошими для всех, в том числе и неожиданная любовь к американцам...; тут даже очередное заявление об отказе курса на вхождение в ЕС не поможет; соблюдение закона и карать если не так выразился и сказал "белоруссия" или еще  что- у меня вызывает глубокое недоумение.

DonBass написал(а):

Что-то будет...

Лишь бы не было войны... :stupor:

26

Калиновский? А кто это? :D

27

https://pp.vk.me/c314821/v314821479/10bd/zOqWvV8xuLU.jpg

28

Воспоминания белорусских крестьян Новогрудского уезда о польском мятеже 1863 года. Повстанцы для наших предков - однозначно поляки, восстание - польское, российские войска - "наши" и российский царь "наш царь". Примечателен также рассказ о повстанческом терроре: польские мятежники насильно забирали людей в отряды и убивали мирных жителей, которые отказывались подчиняться. Воспоминания свёл в сборник один из основателей белорусской этнорафии - Павел Шейн.

Разительно отличается от того, что нам сейчас пытаются навязать под соусом "сьвядомасьцьи", не правда ли?

Источник: Шейн П.В. Материалы для изучения быта и языка русского населения Северо-Западного края. Т.2. СПб., 1893. С. 467-469.

https://pp.vk.me/c636724/v636724026/4749d/aqRgzS_U3m0.jpg
https://pp.vk.me/c636724/v636724026/474a6/-QAN18B8BuQ.jpg
https://pp.vk.me/c636724/v636724026/474af/olSjxsweItc.jpg
https://pp.vk.me/c636724/v636724026/474c1/1lKVclMMEeg.jpg
https://pp.vk.me/c636724/v636724026/474b8/4EHkUopu0fg.jpg

29

https://pp.userapi.com/c837537/v837537233/603ba/aNt1t4IULBU.jpg

Еще немного текста, подыму тему.

Составитель «Записок лазутчика» унтер-офицер из дворян Буланцов, поступив в 1863 году охотником в плоцкий военный отдел, оказал необыкновенную смелость, самоотвержение и сметливость. Зная отлично польский язык и местность края, он отправлялся переодетым, нередко один, в самые опасные места, открывал банды, давая возможность истреблять их до последнего человека, содействовал поимке важных преступников, большею частью жандармов-вешателей, отыскивал скрытые мятежниками военные и съестные припасы, одежду и оружие и сообщал весьма полезные сведения. Не входя в психологический разбор деятельности лазутчика, считаем многие из описанных им случаев весьма любопытными и достойными внимания читателей, желающих ознакомиться с закулисными тайнами польского мятежа 1863 года.


Источник: http://militera.lib.ru/memo/russian/bul … index.html

Несколько выдержек из книги, много текста, переходите по ссылке выше, читайте. :rolleyes:

I. Нападение на Плоцк, в ночь с 10 на 11 января 1863 года.

В конце 1862 года, в Царстве Польском, носились слухи о восстании; уже стали появляться в лесах скопища неизвестных людей; но никто в то время еще положительно не думал о возможности явного мятежа. Никому не приходила в голову мысль о такой дерзости; а, между тем, вооружение шло деятельно; поляки готовили оружие, порох, и т. п.; почти в каждом семействе шили одежду, конфедератки, щипали корпию. Местная полиция, состоявшая исключительно из поляков, конечно, знала о том, но молчала. Впоследствии обнаружилось, что многие полицейские власти принимали деятельное участие в приготовлении к восстанию и в самом мятеже.
Наши военные, еще с 1861 года, отдалились от поляков и не бывали в их семействах, а [2] потому и не могли знать положительно о приготовлениях к открытому восстанию; хотя все понимали, все чувствовали, что вокруг их готовится что-то недоброе. Поляки в своих действиях и поступках в отношении к русским стали чрезвычайно дерзки, нахальны. Русскому в Польше была жизнь не в жизнь: худо и дома, еще хуже вне его. Дома — русский каждую минуту мог ожидать, что или выбьют стекла его квартиры или устроят кошачью музыку. (Эта музыка состояла в том, что соберутся под окнами квартиры и начнут кричать, как кому вздумается: кто по-собачьи лает; кто мычит, как корова; кто мяукает по-кошачьи и т. д. И это делала толпа иной раз в две или три тысячи человек и более). Вне квартиры русский подвергался неприятности быть избитым или оплеванным. Не буду приводить всему этому примеры: они известны из газет 1861 и 1862 годов. Начальство не приступало к решительным мерам, полагая, что поляки опомнятся, придут в себя, и действовало мерами кротости. Приведу в доказательство следующее наставление военным начальникам покойного наместника князя Горчакова: держать себя с приличною гордостью, не давая вида, что подобное положение дел унижает их значение. Это наставление было объявлено по случаю жалоб на то, что жители-поляки, при встрече на улице с военными, не взирая на звание, проходя мимо, или обгоняя их, нарочно задевали и толкали их, либо [3] харкали и плевали. Все это я упоминаю, чтобы показать, как обходились русские с поляками до мятежа и как поступали поляки с русскими. Всякая мера правительства, клонившаяся к восстановлению спокойствия, тишины и порядка, нарушаемых поляками, выставлялась ими в виде насилия; всякое бесчинство, публичное оскорбление, наносимое русским, оправдывались, по иезуитски, патриотизмом. Словом сказать, смотря по обстоятельствам — из мухи делали слона и из слона — муху.
Чем меры правительства были снисходительнее, тем поступки поляков были нахальнее. Когда же, наконец, обнаружилось, с какими людьми довелось нам иметь дело, были приняты меры решительные, но уже было поздно, и со стороны поляков все было готово к открытому восстанию. В конце 1862 года был отдан приказ по войскам: быть постоянно в готовности к действию, усилить патрули, забирать с улиц всех шляющихся по ночам и т. д. Тогда же стали доходить до начальства положительные слухи, что в лесах сбираются толпы неизвестных людей; иные являлись с дубинами, другие — с оружием. С нашей стороны стали посылать отряды для разогнания шаек. При появлении их мятежники разбегались. Со стороны войск никакого насилия делаемо не было. 9 января 1863 года, дали знать в Плоцк о появлении в лесах близ этого города большого скопища неизвестных [4] людей. Командир Муромского полка, полковник Козлянинов, сам отправился для увещания и, в случае надобности, для разогнания непокорных. Верстах в 20 от Плоцка, в лесу, настиг он огромную толпу за завтраком, и не думая, чтобы это были отчаянные мятежники, собравшиеся с целью напасть на русских, принял их за сброд праздношатающихся негодяев, собравшихся для какого-нибудь скандала, вроде кошачьего концерта, выбития где-нибудь стекол и т. п. Не думая встретить какое-либо сопротивление, он слез с коня, подошел к толпе и стал убеждать собравшихся людей, чтобы они разошлись, говорил мягко, ласково; не было с его стороны ни одного бранного, оскорбительного для поляков слова, несмотря на дерзкие выходки: убирайся пся крев с своими москалями и казаниями (нравоучениями) и т. п. Слушая своего командира, дивились солдаты его ангельскому терпению. «Так бы их шельм и переколотил всех» говорили они. Больно было видеть, как эти негодяи не умели ценить доброе обращение начальства. Чем снисходительнее, чем мягче говорил Козлянинов, тем нахальнее становились поляки. Наконец, когда он, во имя Бога, во имя совести, со слезами на глазах, стал упрашивать их разойтись: «Не хочу, говорил он, употреблять против вас силу; я знаю, что вы послушаетесь меня и подобру разойдетесь. Ну, чего вам нужно; кажется, Царь для вас все делает хорошее, все [5] более и более заботится об улучшении вашего быта; с каждым годом все более и более дает вам прав. Неужели вы не цените этого? Опомнитесь! Что вы делаете? Ради Бога прошу вас разойтись. Верьте мне. Не слушайте вредных, праздных людей, негодяев; они не доведут вас до добра». Но едва лишь кончил полковник Козлянинов свою речь, как выскочил из толпы один из поляков, с словами: «Я тебе дам пся крев; я начальник этих людей», и одним взмахом топора положил его на месте. Никто из присутствующих там не успел опомниться, как не стало одного из лучших наших военных людей. Настала ужасная минута. Солдаты, не помня себя, бросились на злодеев. Резня была страшная. Полилась кровь за кровь. Пером не выразить того ожесточения, с каким нападали солдаты и казаки на мятежную шайку. Не было криков; только стоны, да молчаливые взмахи прикладов, пальба из ружей, дружный напор на толпу, желание всех отмстить за смерть своего любимого командира. Сам убийца в числе первых был положен на месте. Когда ни одного злодея уже не оставалось в живых, солдаты собрались кругом трупа любимого начальника. Сколько было тут сердечных слез, проклятий убийцам и клятв до смерти мстить за его убийство! Кто знает русского солдата, тот знает его любовь и привязанность к хорошему и доброму командиру, каким был полковник Козлянинов. [6] Мир праху твоему, храбрый воин, достойный сын отечества!


Нападение на Плоцк и на другие города, в одно и то же время, ночью с 10 на 11 января, имело последствием появление в лесах вполне сформированных вооруженных банд, доходивших в некоторых местах до 3 000 человек и более; во всей стране, молодые люди как будто исчезли; несколько наших офицеров польского происхождения и нижних чинов перебежало в банды мятежников: все это обнаружило правительству всю важность заговора и убедило, как вредно дать поляку какую-либо поблажку. Варварские же поступки мятежников выказали их непримиримую ненависть к России и русским и полную извращенность их нравственных понятий иезуитизмом, для которого хороши все средства к достижению цели. Поляку, воспитанному в иезуитской школе, ничего не значило содрать кожу с [14] живого человека, даже брата-поляка, вонзить кинжал в сердце мирного гражданина, отца семейства, или отравить его ядом. Ксендзу, служителю алтаря Господня, проповедующему с кафедры о человеколюбивом учении Христа, ничего не значило самому убить какую-нибудь беспомощную женщину в глазах ее детей, повесить беззащитного старца или отравить не внемлющего их богопротивному учению. И за что же все это? А за то, что они, по их понятию, изменники отчизне, верны москалям, которые будто бы непримиримые их враги, угнетающие их душу и тело, морально и физически; а они, убийцы, — спасители, восстановители моральной и физической свободы, избавители Польши от варваров москалей, и т. п. И эти люди будто бы ратующие за свободу убеждений, за свободу совести, убивают и отравляют своего же брата-поляка — за его совесть, за его убеждения, им противные. Как назвать таких людей? Можно ли дать им имя восстановителей свободы, спасителей отчизны? и т. п. Это пусть решит сам читатель; я скажу только, что подобные варварские поступки поляков, во время прошлого мятежа, в глазах всего света, в девятнадцатом веке, будут позорным, неизгладимым пятном для них в истории человечества.
Правительству нашему нужно было много мужества, много нравственной силы, чтобы подавить это зло, тем более что пронырливые поляки, при начале мятежа, очень ловко умели вооружить общественное [15] мнение всей Европы против России, выказывая свои поступки и действия русских в искаженном виде. Но нет худа без добра, говорит пословица. Мятеж вполне открыл глаза правительству и показал, как нужно действовать ему в отношении поляков и Польши.


Состав польских мятежнических банд был самый разнохарактерный: тут были и ксендз, и пан, и крестьянин, поляк, итальянец, и француз. Каждым из них руководили различные побуждения: крестьянин был в банде, потому что ему так приказали; француз и итальянец, потому что думали получить хорошее вознаграждение; ксендз и пан, потому что надеялись опять забрать в свои руки Польшу; истинные же чувства патриотические у каждого из них были на заднем плане, или, лучше сказать, патриотических чувств вовсе не было: каждый, исключая крестьян, заботился только о своих личных выгодах. К тому же набор в банды был самый бестолковый: брали встречного и поперечного, старого и малого. Обучать военным приемам было некогда. Очевидно, что мятежнические банды не могли бороться с регулярными войсками и при первых выстрелах разбегались. Сплошь и рядом случалось, что [46] русский отряд в триста, четыреста человек, обращал в бегство трехтысячные банды, и тогда мятежники зарывали в землю, либо прятали, где могли: оружие, порох, обозы и съестные припасы. Русские войска, преимущественно же казаки, настойчиво преследовали обращенных в бегство мятежников, из коих многие были захватываемы и отправляемы в тюрьмы; там от них отбирались показания, причем каждый, конечно, старался выставить себя невинною жертвою и говорил все, что приходило в голову, кроме правды.

30

Ешче Польска не сгинела

источник

Ровно 155 лет назад, 22 января 1863 года в Польше началось очередное вооруженное восстание против российской власти за независимость страны. В этот день отряды повстанцев общей численностью более 10 тысяч человек одновременно атаковали гарнизоны и казармы российских войск в пятнадцати городах на территории бывшей Речи Посполитой. Однако, несмотря на то что выступление готовилось долго и тщательно, ни одно из нападений не увенчалось успехом, все атаки были отбиты

http://s00.yaplakal.com/pics/pics_preview/0/1/8/10980810.jpg

Фактически мятеж провалился сразу, но поляки еще более полутора лет вели безнадежную партизанскую войну, нападая на обозы, патрули, склады и полицейские участки, совершая диверсии и временно захватывая небольшие населенные пункты. При этом почти все открытые бои с регулярными частями российской армии они проигрывали. К осени 1864 года восстание было окончательно подавлено, а его уцелевшие участники ушли за кордон, в Австрию или в Пруссию.

Польша "притихла" на 40 лет, но во время революции 1905 года национально-освободительное движение там вспыхнуло с новой силой.

"Январские" повстанцы не имели единой униформы, но многие носили головные уборы, кокарды или погоны национальных цветов.

http://s00.yaplakal.com/pics/pics_preview/7/2/8/10980827.jpg


Вы здесь » Новогрудок 323 » Это уже История » В 1863 году белорусы поддержали не Польшу и Калиновского, а Россию


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC