Новогрудок 323

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Новогрудок 323 » Кино, театр, книги... » Городские Легенды. Страшные истории.


Городские Легенды. Страшные истории.

Сообщений 161 страница 170 из 427

1

Все истории взяты из интернета - кочуют с сайта на сайт, поэтому первоисточник указать сложно, указывать не буду. Если форумчанам понравится этот раздел и они смогут предоставить свои истории в тему - указывайте по возможности источник или авторство. Приятных кошмаров!

161

Странное село

Были в Киеве (да и сейчас есть) два непьющих и некурящих молодых человека. Работали в стройфирме: один — диспетчер, машинам путевки выдает, второй — админ, то есть системный администратор, компьютеры бухгалтерские от вирусов чистит и сеть настраивает. И тут понадобилось диспетчеру зачем-то в Кировоград ехать, хотел поездом, но админ его уговорил поехать машиной — и дешевле, и быстрее, да и сам админ оттуда, давно к родственникам в гости не заезжал, бензин оплатит. Собрались, поехали. Дорога хорошая, правил не нарушают, гаишникам на глаза не попадаются. Вскоре пейзаж стал степной, и по карте три четверти дороги они проехали, надо заправиться. Заехали в какое-то село при дороге: дома стоят, над сельской радой — украинский желто-синий флаг, бензоколонка есть, у сельского магазина стоят двое мужчин, курят и политические новости обсуждают. Обычное такое село, и день на дворе. Заправились они, еще и огурцов ведро купили (ведро пластиковое в багажнике у них лежало), и админ у заправщика спросил:
— До Кировограда далеко?
А заправщик уставился на них:
— Докуда? До какого града?
Админ решил у мужчин возле магазина спросить. Один ничего не сказал, а второй переспросил:
— А то де? (А это где?)
Админ уже перепугался, Кировоград рядом, меньше ста километров осталось, а эти не знают. Решил в третий раз спросить у ребенка на улице. То ли мальчик, то ли девочка — не разберешь: шорты да футболка застиранные и волосы не длинные и не короткие, мячик перед собой пинает.
— А далеко до Кировограда?
Ребёнок на них посмотрел странным взглядом:
— Такого города нет, — сказал он и облизался.
Как они оттуда рванули! На трассу выскочили, и тут сразу гаишник им свистит и жезлом машет. Остановил, радар им показывает:
— Сто шестьдесят километров в час! Подурели совсем, а еще и номера нездешние!
Админ стал рассказывать. Гаишник в затылке почесал и говорит:
— Я вас «Визирем» записал, посмотрите сами.
Они смотрят — а их машина в записи просто появляется из ниоткуда и несется по трассе. Водитель багажник открыл — а в ведре черви, полное ведро червей вместо огурцов, и гнилым мясом несет. Гаишник с них сотню взял, и перед тем, как отпустить, внезапно сказал: «Вы лучше обратно в Киев поездом езжайте, они голодные, еще след учуют».

162

Рассказ врача скорой помощи

Здравствуй, анон, я работаю врачом скорой помощи. Среди разных поводов мне приходится выезжать и на констатации смерти. Сейчас я расскажу тебе о трёх случаях, трёх смертях, из-за которых до конца своих дней я буду просыпаться в холодном поту и с ужасом до боли в глазах вглядываться в темноту. Ничто не объединяло этих трёх людей при жизни: пенсионерка, представительница старой московской интеллигенции, мужчина средних лет, вероятно, без определённого рода занятий, кроме профессионального алкоголизма, и студент одного технического ВУЗа. Объединила их смерть при крайне схожих обстоятельствах.

Первой была старушка, она жила с мужем, который накануне её смерти уехал на дачу по каким-то делам, там он решил переночевать и вернуться в город утром. По возвращении он обнаружил мёртвую жену в ванной. Она лежала на спине головой к противоположной от двери стене (там, где душ), она не падала, смерть встретила лёжа, скончалась старушка от острой сердечной патологии. Главное, что меня поразило, когда я переступил порог ванной комнаты - её выражение лица. Обычно у трупов не бывает какого-то особенного выражения, здесь на меня смотрело мёртвыми глазами лицо, искажённое каким-то нечеловеческим страхом, квинтэссенцией ужаса. Это была самая жуткая гримаса, какую я видел на тот момент в жизни. Это невозможно забыть и невозможно спутать, сложно описать и, думаю, ни один актёр, будь его учителем хоть трижды Станиславский и четырежды Немирович-Данченко, не сможет это изобразить. Находиться там было неприятно, и я постарался побыстрей закончить все формальности. Тогда я не обратил внимания на одну важную деталь: когда дед вернулся, дверь в ванную комнату была не только не заперта на защёлку, но и открыта настежь.

Следующий случай произошёл примерно через месяц. Нигде не работающий алкаш, около сорока лет. Никому не нужен, жил один, когда такие умирают, то обычно их находят только тогда, когда из их квартиры начинает идти трупный запах. Но здесь его сосед-собутыльник увидел утром, что дверь в квартиру приоткрыта, он заглянул внутрь, увидел труп друга и позвонил нам и ментам. Тело лежало в коридоре, то же самое неописуемое выражение нечеловеческого страха на лице. Глаза смотрят в сторону приоткрытой входной двери. При поверхностном скоропомощном осмотре следов насильственной смерти нет. Судя по всему, ВКС - внезапная коронарная смерть. Лицо покойника как две капли воды походило на лицо той старушки. При первом взгляде на него меня прошиб холодный пот, а по телу поползли мурашки. В голове два случая слились в одну картину. Я представил себе, как этот мужик уже лежал в кровати (он был в пижамных штанах, но выше пояса - голый), услышал какой-то шум от входной двери, вышел из комнаты в коридор, и увидел что-то такое, что способно убить крепкого, достаточно чёрствого мужика одним своим видом.

Вызов к студенту был через пару недель после алкаша. Его бы тоже могли обнаружить нескоро, но хозяйка его съёмной квартиры приходила с проверкой каждый месяц в определённый день. Получилось, что в тот месяц этот день последовал за ночью, когда студент умер. Тело лежало в своей постели, но голова была в противоположной стороне от подушки и свешена вниз. Как будто он пытался от чего-то отскочить в сторону окна, жил он к слову на втором этаже, так что побег через окно был вполне возможен. Почему я подумал, что он пытался убежать от чего-то неведомого? Такое же выражение животного ужаса, глаза, уставившиеся в приоткрытую дверь шкафа, всё это было мне до боли знакомым.

Я не знаю, что произошло с этими людьми. Я не хочу думать и представлять, ЧТО могло среди ночи приоткрыть дверь комнаты или входную дверь и предстать перед их взором. ЧТО это было за существо, которое могло убить только своим видом или своим взглядом. Я не мог написать в карте вызова, что эти люди умерли от СТРАХА, но ведь именно так и было на самом деле. В роковую ночь они оказались одни в своей квартире наедине с чем-то неведомым, лицом к лицу с ЧЕМ-ТО настолько ужасным, что отказывало сердце. Я тоже живу один. Теперь каждый вечер выпиваю бутылку водки, я не могу заснуть иначе, я жду, что ОНО выйдет из темноты. Да, наверно, я умру от панкреонекроза, столько алкоголя не пройдёт незаметно, но я предпочту такую смерть, чем то, что видел на этих трёх вызовах.

163

Телефон доверия

Наконец-то я нашел в себе силы рассказать о том, как моя жизнь пошла под откос. Не повторяйте моей ошибки, аноны. Телефон доверия – штука очень, очень странная, я б даже сказал, обоюдоострая. Ведь вы никогда не знаете – кто там на другом конце провода. Причем это относится к обеим сторонам. Человек, позвонивший по телефону доверия, не знает, кто ответит на его звонок… А ответивший – соответственно не будет знать, кто ему позвонил. Или что. А еще ты, да-да, ты, читающий эти строки, задумайся, ведь это так похоже на имиджборды. Пускай кому-то покажется, что расскажу довольно много фактов из «внутренней кухни» подобных организаций, но мне уже наплевать. Все равно я не вернусь туда работать, да и ничего особенно секретного вы все равно не узнаете. К тому же мне уже совсем недолго осталось, я полагаю. Ну а детали – не секрет для любого, кто проходил спецкурс по телефонной консультации на психфаке, или работал волонтером в телефоне доверия. Все было довольно безобидно сначала. Три года назад я окончил психфак в одном из не последних универов дефолт-сити. После получения диплома сначала устроился психологом в школу, но уже через год уволился. Работа сложная, нервная, платят мало. 12 килорублей в месяц для ДС, да и при таких объемах работы – смех, да и только. Попробуйте провести и обсчитать хотя бы несколько методик с сотнями школоты, на все эти тесты болт кладущими. Я уж не говорю о таком геморрое, как проективные методики. Анализ одного-двух рисунков дело не пыльное, а когда их накопится стопка штук в пятьдесят, по меньшей мере, это уже совсем другое дело. Впрочем, работа с детьми – это далеко не самое худшее, что есть в работе школьного психолога. Директор мозг выносит, коллектив – эталонная банка с пауками, дергают по различным поводам, с непосредственной работой не связанным. Да, впрочем, возрастная психология и психодиагностика никогда не были моим коньком. Но где-то надо было получать хоть какой-то стаж, без него хрен куда возьмут. А потом просто надоело. Свалил из этого дурдома по собственному желанию, подался в фриланс, радовался жизни. Перебивался где как. Где-то за друга-админа пару дней посидеть в офисе, посмотреть, чтоб сервер не упал, а у планктона тонер в принтере внезапно не кончился, где-то сделать пару фоток за умеренное вознаграждение, где-то что-то перевести срочно, рефераты опять же, для студентов писать на заказ, а где-то и с теодолитом по археологическому раскопу побегать или яму пятнадцатого века покопать. Работать приходилось много, в основном все уходило на оплату съемной квартиры, но я занимался в принципе интересными мне делами. Только одно как-то не сходилось. Всем этим я бы мог спокойно заниматься и без психфаковского диплома, хотелось верить, что не зря пять лет проучился. В итоге решил пойти работать в службу телефонной консультации, благо, и график свободный, и своим делом занят, и стаж начисляется. Платили, правда, еще меньше, чем в школе, но при всем остальном заработке и дополнительные восемь тысяч в месяц не лишние. Занятие, к слову, не самое сложное, по крайней мере, не сложнее работы в службе техподдержки. Есть правила, которые надо обязательно соблюдать, есть ряд специфических ограничений. А остальное – либо не в твоей компетенции, либо придет с опытом работы. Первый месяц работы меня «вел» супервайзер, потом уже убедились, что я по всем параметрам для телефонной консультации гожусь. Работа мне нравилась. Порой, я даже отмечал какое-то забавное отдаленное сходство с имиджбордами – анонимен я, анонимны люди звонящие мне. Свои правила общения, свои законы, свой отдельный мир, практически. Только доброты побольше, хотя внезапно встречается и троллинг. Would you seek advice from crisis hotline, anon? На телефоне сидел я в основном в ночную смену, два-три дня в неделю. Звонили редко, в основном подростки или одинокие пожилые люди. Пару раз попадались пранкеры. Суицидников, наркоманов и баб, ничего умнее не придумавших, чем звонить в телефон доверия, запершись в комнате, когда пьяный муж топором ломает дверь, как-то не попадалось. Повезло, можно сказать. Ровно до последнего раза. Всю ту смену я откровенно скучал. Часов до трех ночи не звонил никто вообще. «Вот уж что бы следовало называть dead line.» - с усмешкой подумал я тогда, поставил чайник, решил заварить кофе… И тут звонок. Снимаю трубку и ничего не успеваю ответить. - Молчи. Я знаю, кто ты. – шепот сухой и шелестящий, непонятно даже – мужчина звонит, или женщина. – Я знаю все про тебя, тебе уже не уйти. Просто слушай внимательно… «Приплыли,» - думаю, « вот и наш постоянный клиент наконец-то…». К слову, «постоянными клиентами» или «чокнутыми» у нас ласково звали определенный контингент звонивших. Самым подходящим персонажем был бы Антон Уральский, например, или знаменитая бабка «АТС», вздумайся бы им позвонить в телефон доверия. Не знаю, как в других конторах или отделениях, но у нас их любили, и особо одиозным за глаза даже давали этакие «партийные клички», по дискурсу их и особенностям. Вроде «дед-танкист», «поэт» или «тишина на проводе». Как правило, это были и правда сумасшедшие, которые постоянно названивали в телефон доверия. С разными целями и с разной частотой, но, так или иначе довольно регулярно. Даже был своеобразный «обряд инициации», дождался звонка от первого «постоянного клиента», не растерялся, значит, принят в коллектив, добро пожаловать в техподдержку душ человеческих, сынок. А голос продолжает: - Слушай, слушай. Кого миловать – помилую. Я – твой детский страх. Ночной кошмар. Кого жалеть пожалею. Я – то, от чего ты бежишь, но не найдешь спасения. Слушай внимательно. Как призвать того, в кого не уверовали? Тебе уже не уйти. Как веровать в того, о ком не слышали? Ты слышишь, как я поднимаюсь по ступеням… Идут за тобой. Вверх, вверх по ступенькам… Большие, очень большие, скок-поскок. Тысячу ночей я простираю руки мои к народу непослушному и упрямому. А в тысячу первую – знаю и дела твои. Ты носишь имя, будто жив, но ты мертв. В таком случае лучше слушать, чем что-то пытаться ответить невпопад. Понадеяться на то, что позвонивший выговорится, или поискать какую-нибудь зацепку, на которой можно свести диалог к чему-то конструктивному. - Только то, что имеете. Двадцать пять. Держите, пока приду. И буду пасти их жезлом железным. Двадцать семь. Как сосуды глиняные они сокрушатся, как и я получил власть от отца моего. Я знаю кто ты… К словам стал примешиваться шум, похожий на помехи в радиоэфире, и вскоре я понял, что не могу различать, что говорят в трубку. Шепот стал быстрее, а потом вовсе перешел в какой-то пронзительный свист. Я не мог пошевелиться, просто сидел, сжимал телефонную трубку и слушал, как из нее доносится что-то уже совсем странное. Резкие, отрывистые крики, вой, тяжелый нарастающий грохот барабанов и режущий уши скрежет, будто заточенным арматурным прутом с силой проводят по листу железа. Мне стало плохо, голова закружилась, я моргнул и уже не мог открыть глаза. - ТЫ! НОСИШЬ! ИМЯ! – отчаянный хриплый вой вспарывал глухой грохот. – БУДТО! ТЫ! СЛЫШИШЬ, КАК УВЕРОВАЛИ! ТЫСЯЧУ НОЧЕЙ И ТЫСЯЧУ ЛЕТ!.. Все стихло разом. Будто звук отключили. Я открыл глаза. Сижу в углу, сгорбившись, с трубкой в руке, а меня трясет за плечо коллега, зашедший из соседней комнаты. Рот открывает и закрывает, что-то объясняет мне… Но единственное, что слышу - короткие гудки в трубке. И только потом разбираю, что мне говорят. - …ты даешь, под самый конец смены уснул. Начальству, конечно, не скажу, но ты хоть высыпайся перед работой, или в дневную иди. Лёха как раз пришел вот… Давай, расписывайся за смену и домой. Отдыхать. - Бывает же. – бормочу куда-то в пространство. – Тут мне по ходу кто-то из будущих «постоянных» звонил. Такое нес, хоть стой, хоть падай… - Из постоянных? Тяжелый случай. – И смотрит с недоверием. - Да тебе вообще никто не звонил. Я думал, ты телефон вырубил и спать завалился. Пару раз зашел, посмотрел – вроде сидишь, звонка ждешь, даже телефон проверил, ну и ты сам отвечал, что все нормально. А под самый конец смены заглянул – и увидел, что ты в углу со снятой трубкой сидишь… Я больше не слушал. ЧСВ мое рухнуло на глубину Марианской впадины. Вот уж никогда не думал о себе, что профессиональное выгорание наступает так быстро и с такими последствиями. Рассеянно поблагодарил коллегу, залпом допил остывший кофе, расписался в журнале, запустил в комнату сменщика и поехал домой. Приснившийся кошмар все не давал покоя – надо же так было отключиться. Хорошо, хоть не в первую неделю работы. Спать свалился сразу, как добрался до дома, не раздеваясь и без снов. А вечером все началось по новой. Меня разбудило дребезжание телефонного звонка. Спросонья я подполз к телефону, мимоходом взглянув на часы. Без десяти двенадцать ночи… Ничего себе поспал, да и кому надо так поздно… Зря я ответил. - Я знаю, кто ты. Я знаю тебя… - шипел знакомый голос. - Держите, пока приду. Я знаю все про тебя, тебе уже не уйти. Просто слушай… «Твою мать!» - я с грохотом бросил трубку, испуганно оглядываясь по сторонам. В голову полезли забытые воспоминания из детства, когда темная квартира становилась чужим и враждебным миром. Пулей подлетел к выключателю, врубил свет. Телефон снова зазвонил, но трубку снимать я уже не стал. Просто выдернул шнур… Нет смысла детально описывать дальнейшие события. Звонки продолжались, стоило мне только включить телефон. Не всегда сразу же – как правило, в разное время, что днем, что ночью. На работу в консультацию я так и не вышел, сославшись на то, что заболел. Обращения в милицию ничего не дали – а участковый начал посматривать на меня как на психа. Сначала я переехал на время пожить к другу, но и там звонки продолжились. Звонили тогда, когда никого кроме меня не было дома. Все тот же шипящий голос, зачитывающий откровенную шизофазию, перемешанную со строчками из нового завета. Почему-то «ему» особенно нравилось откровение Иоанна Богослова. Последней каплей стали звонки на мобильник. Номер не просто не определялся, а даже не сохранялся во входящих. К психиатру обращаться было страшно. Мне совершенно не улыбалось получить диагноз, хотя я и понимал, что к нормальной жизни уже не вернусь. Я не выдержал и побежал. Что-то из немногих вещей продал, а что-то просто раздарил друзьям, выписался от прописавших меня у себя в ДС родных, родителям сказал, что появилась возможность работать в другом городе – на хорошую ставку, да и квартиру снимать проще будет… И побежал, прихватив с собой только ноутбук да сменную одежду. По стране ездил как правило стопом. Перебирался к знакомым в других городах. ДС2, Кировск, Самара, пару дней пожил даже у бывшей тян из Ижевска… Где чем перебивался с заработком, где-то жил дольше, где-то меньше, но никогда не задерживался подолгу. Я боялся, что «это» меня найдет. Наконец-то я окопался где-то на даче у дальних родственников, живущих на Урале, всеми силами пытаясь сойти за нормального человека. Работал то в бригаде строителей двоюродного дяди, то уборщиком на одном из местных автокомбинатов, не ахти что, но на еду хватало. Все это оставшееся время я панически боялся даже вида телефона. Старался не оставаться рядом с этими чертовыми штуками один, мобильником не пользовался, под различными предлогами. Вскоре, все выровнялось, я понемногу отошел от произошедших событий, начал снимать квартиру в городе. К счастью, хозяева съемной хаты оказались людьми продвинутыми, и об оплате с ними я договаривался по скайпу. До вчерашней ночи все было хорошо. Когда все каналы связи оказались забиты письмами и сообщениями с неизвестных адресов. Текст был откровенным бредом, упоминаниями про детские кошмары, перемежающимся с откровением Иоанна Богослова. Я в ужасе забился в угол кухни, боялся даже трогать ноутбук, все казалось нереальным, кошмарным сном. Когда в квартире погас свет, я успел подумать, что все. До утра уже не доживу. Я боялся даже пошевелиться, когда заколотили в дверь. Вряд ли соседям пришло бы в голову скрестись в дверь одновременно с ударами по ней и многоголосым хором распевать строчки из апокалипсиса. Очнулся совсем недавно. Скорчившийся в луже собственной мочи в углу на кухне. Я собрался с последними силами, и сейчас набираю этот текст на ноуте. Я отправлю его сюда, на имиджборду, я очень боюсь, но мне надо выговориться. В конце концов, я так и пришел к тому же, с чего начинал – к анонимному, своего рода, телефону доверия. Я не знаю, что будет со мной. Сейчас я отправлю этот текст, докурю последнюю сигарету и выйду за дверь, в темноту лестничной клетки. Я не хочу этого делать. Ну, да и черт с ним. Темнота ждет меня.

164

Сон в метро

В прошлом году, ехала я после работы на день рождение к другу. Смена была вечерняя, поэтому в метро я зашла уже ближе к полуночи. Друг живет на Речном Вокзале. На Замоскворецкой линии я уснула...

Просыпаюсь и вижу, что поезд стоит на Речном, свет притушен, никого в вагоне уже нет. Стоит странная тишина. Сначала я подумала, что метро уже закрыто, и я изрядно попала, но посмотрев на часы, я увидела, что время еще 00:43. Кроме того, поезд стоит не в депо, а на станции. Когда я вышла из вагона, мне стало по-настоящему жутко, ибо все тот же приглушенный свет, тишина и куда ни глянь - ни души. Я пошла к эскалатору (1-й вагон из центра), поднялась по нему, вышла на улицу. Оглядевшись, я пришла в ужас. Асфальт был покрыт темными липкими пятнами, в магазинчиках вокруг разбиты окна, перед кассами метро валяется труп собаки, практически вывернутый наизнанку. Опять та же тишина. И самое жуткое то, что все вывески и фонари освещают эту картину ровным ярким светом. Почему-то именно этот факт очень испугал. Вдруг мне пришел звонок на мобильный телефон, позвонил как раз мой друг, у которого день рождения (Яха), он кричит в трубку:
- Торра, ты меня слышишь? Ты где?
- Ях, я возле входа в метро стою. Что случилось?! Тут никого нет, мне стремно!
- Ты уснула и попала в другую реальность, никому здесь не верь! Иди ко мне домой, мы попытаемся тебя вытащить, будь осторожна, еще раз говорю, не верь никому!...

Тут я вижу, как ко мне подходит милиционер. Высокий молодой человек в форме, лицо искажено ужасом, идет с трудом, шатаясь... Я приросла к месту, стою ни жива, ни мертва, он падает возле меня, хрипит :"Беги... отсюда..." и толкает в мою сторону пистолет, старинный револьвер, на нем еще руны Футарка светятся. Я подобрала пистолет, и вижу как в мою сторону что-то непонятное, темное движется. Я смотрю на это облако и понимаю, что когда оно до меня доберется, мне наступит форменный звездец, поэтому кинулась со всех ног к дому Яхи. Бегу, мимо проносятся дома с выбитыми окнами, какие-то тела, в тишине слышны только стук подошв, да мое дыхание... Наконец-то добежала до Яхиного дома, влетаю на 7-й этаж, врываюсь в квартиру и захлопываю дверь. Прижавшись к ней спиной, начинаю было облегченно сползать на пол, но мысль: "А, собственно, почему дверь открыта?"- очень мне не нравится, ибо ответа на этот вопрос (такого, чтоб мне нравился), я не вижу. Взяв в руки пистолет (отчетливо при этом понимая, что сие мне не поможет, ибо стрелять совсем не умею), я медленно пошла по квартире. В одной из комнат увидела мертвую маму Яхи, с мертвой же кошкой на коленях, в другой разбитое вдребезги зеркало... Наконец дошла до комнаты Яхи... Вижу, что сидит он за компом на стуле, голова откинута назад, на лбу страшная зияющая рана.... Комната освещена ядовито-зеленым светом из монитора... Меня который раз за этот вечер захватил смертельный ужас, я попятилась. Потом побежала обратно ко входной двери, вдруг слышу сзади Яхин голос:
- Торра, ты куда?
Я обернулась, и вижу, что Яха стоит рядом, кровь сочится из раны на лбу, а глаза светятся тем же ярко-зеленым светом, что и монитор, он тянет ко мне руку, а я не могу пошевелиться под этим взглядом. Тут входную дверь сносит, вбегает еще один Яха, живой и невредимый, орет: "ТОРРА! БЕГИ!!", я вижу, что зеленоглазый друг раскрывает мне навстречу пасть полную крепких клыков и, сама для себя неожиданно, поднимаю револьвер и делаю выстрел. Друг-демон исчезает, как не было. Нормальный Яха улыбается, протягивает мне руку, и...
... я проснулась уже на Речном Вокзале. Вокруг люди выходят из вагона, время 00:43, на станции яркий свет, все спешат домой... Выхожу на улицу, перед кассами спит собака, такая же как во сне, только живая... Я ошалело на все это смотрю, тут приходит звонок на мобильный.
- Торра, ты меня слышишь?! Ты где???
- Ях, я возле входа в метро, что случилось?
-Ты меня спрашиваешь?! 20 минут назад с твоего номера звонил какой-то хрен и сказал, что ты не там, где мы ожидаем, положил трубку, далее у тебя абонент был не доступен!! С тобой все хорошо?
- Да, скоро буду...
Мимо меня прошел милиционер, высокий молодой человек в ф орме, глядя на меня засмеялся, видимо тот еще видок у меня был. Подошла к дому Яхи, поднялась на седьмой этаж, дверь открыта. В квартире смех, музыка... В одной из комнат сидит Яшина мама перед телевизором и гладит кошку Цапу.
Яха у себя сидит на стуле перед компом, обеспокоенно глядя на меня....

Вот так я поспала в метро. И больше что-то не тянет....

165

За окном

Эта история действительно произошла со мной и моим мужем.
Мои родители жили на севере в одном из небольших поселков в тайге. Когда я уехала учиться, они развелись. Мама переехала в город, а папа остался жить в поселке.

Я с мужем часто ездила навещать папу. Как и все живущие в этом поселке, папа часто уезжал по работе в тайгу.
Как то он в очередной раз уехал и мы остались одни. Для того, чтобы было понятнее, немного опишу дом. Дом был трехкомнатный, окна двух комнат выходили на улицу, а в одной комнате окно выходило на застекленную веранду. В этой комнате мы и спали всегда, потому что это была единственная комната с двуспальной кроватью.

Когда мы спим, мы всегда плотно закрываем дверь в комнату. И вот я ночью просыпаюсь от того, что плачет ребенок. Я посмотрела в окно, которое было прям напротив кровати, и увидела маленькую девочку. Первый раз в жизни я действительно поняла выражение - волосы на голове шевелятся. Я подумала, что это сон и почему то посмотрела на дверь. Она была приоткрыта, я сразу успокоилась, так как точно знала, что мы ее плотно закрыли, а значит это сон.

Сразу скажу, что моего мужа невозможно напугать никакими рассказами и фильмами ужасов, он и не верил в подобные вещи. Через какое- то время он меня разбудил и сказал, чтоб я открыла дверь, потому что у нас какая то женщина с ребенком на веранде стоит и в окно смотрит. Сразу объясню, поселок маленький, все друг друга знают и поэтому даже дверь на ночь не закрывают, он и подумал что это знакомая, спросонья даже не подумал что ей надо так поздно.

Естественно никакой женщины с ребенком на веранде не было. Самое страшное было, когда меня в панике разбудил трясущийся муж и спросил, слышу ли я эти звуки. За дверью слышно было, как по дому бегает ребенок и поет песни. Мой муж первый раз в жизни испугался, а я чуть не поседела. Мы так сидели до утра, я простыней завешала окно, потому что если бы я увидела еще раз там кого то, я бы получила разрыв сердца. К нам в комнату никто не стучал, дверь открыть не пытались. Просто мимо двери все время ходил ребенок, как будто босиком и что-то пел.

Утром, а точнее днем, смелости хватило выйти только тогда, дома, конечно, никого не было, все вещи были на своих местах. Мы облазили весь дом в поисках булавок или каких - нибудь волос, думали что порча, но ничего не нашли.

В следующий раз я приехала к папе одна, он мне пожелал спокойной ночи и пошел смотреть телевизор в зал. Я принесла куртки и легла на пол. Он на меня как на дуру посмотрел и спросил, почему я не иду в нашу комнату. Я ему сказала что боюсь. Он мне ответил - ну и правильно, я там тоже не сплю, ребенок в окно все время смотрит, жутко становиться. Я его тогда чуть не убила за то, что он нас не предупредил.

Что это было, не знаю, никаких страшных историй в этом доме вроде не было, я у соседей спрашивала. Поселок молодой, все друг друга знали, ничего странного замечено за бывшими жителями не было.

166

Лесной проводник

Это было в 1997 году. Виктор (друг моего отца, турист) любил путешествовать по лесам. И он отправился на прогулку с ночевкой в Днепропетровскую область. Поскольку он был одиноким, приходилось ему ходить одному. Вначале было всё по обычному. Но к вечеру он сбился с пути (хотя маршрут был намечен у него), и он решил искать место для ночлега. Но вскоре он услышал псиный вой. Он подумал, что нужно на него идти, и он выйдет к населённому пункту. Шёл он около часа, и в лесу полностью стемнело. Но он продолжал идти, потому что вой приближался. И вскоре он оказался на месте воя... Но когда он пришел, то увидел, что это стая волков. Он побежал... Бежал быстро, без оглядки. Но вскоре он попал в капкан на мелкую дичь. Рана была не особо глубокой, но рваной. Он понял, что нельзя медлить и надо выбираться. Он шел уже по памяти в сторону тропы. И скоро он увидел старика, сидящего на пеньке около тропы. Он подумал, что ему почудилось, но вскоре старик подошёл и спросил:"Вы часом не заблудились?". По ходу разговора выяснилось, что его зовут Трофим и он лесник. Выглядел он бледно, но было не до этого Он благополучно довёл его до трассы. И когда Виктор развернулся, чтобы поблагодарить его, он исчез... Его подобрали попуткой и довезли до посёлка. Там его вылечили. Когда он шёл домой, то проходил мимо кладбища. И увидел на надгробной плите фотопортрет лесника. Он долго стоял в недоумении. Подошла старуха: "Вы что, внук покойного Трофима?". Он рассказал, как покойный его неделю назад из леса вывел. Она перекрестилась и сказала, что бедолагу загрызли волки двадцать лет назад... А Виктор только проговорил: "Но он же вывел?!". Он и до сих пор размышляет над этим, но не нашел объяснения ...

167

Дед Иван

Эту историю рассказала моя прабабка бабушке (дочери своей) и моей маме. Прабабушка не дожила до моего рождения пару месяцев, поэтому, я ее даже не знала.

Прадеда забрали на службу в армии в 38 году. Служил он неподалеку от родной деревни, поэтому прабабка ездила к нему на свидания. Так в 39 родилась моя бабушка. А прадеда сразу со службы забрали на войну. В 45 году на него пришла похоронка.

Жена его отказывалась верить в то, что мужа не стало, они, по сути, и не пожили по-человечески. Но мать прадеда Ивана настаивала на том, чтобы его в церкви отпели (как-то заочно, я не в курсе). У Прабабушки Лиды каждый раз, когда свекровь собиралась идти в церковь договариваться с батюшкой, случалась истерика - падала в ноги, умоляла не делать этого, верила в то, что это ужасная ошибка и ее муж жив.

Короче, свекровь однажды психанула и сказала, что вот скоро пойдет точно договариваться отпеть сына. Мол, умер ребенок и как-то не по-христиански его вот так оставлять. Похоронят его где-то в братской могиле, а душа к Богу не отойдет.

Прабабушка Лида не знала, что делать, пока сестра мужа двоюродная, Дукуня, не подсказала ей. Пошли, говорит, к деду-колдуну в лес. У них возле села был лес и на окраине самой, у самого леса, жил старичок. Все его боялись и никто с ним не общался, потому что он был колдуном, по слухам. Но добрая половина села к нему бегала по ночам, чтобы никто не видел - то ребенку энурез заговорить, то еще что-то.

В общем, собрали они в узелок хлеба, еще чего-то съестного (жили тогда бедно, кушать особо было нечего, но для деда собрали самое лучшее) и пошли вечером к нему домой.

Заходят они, а дед стоит спиной к ним, в печке копается и, не оборачиваясь, говорит: "Знаю, Лида, зачем ты пришла. Жив твой Иван. Как снег первый выпадет, домой явится". Прабабка с Дукуней бросили на лавку узелок и умотали оттуда. Говорят, страшно очень было. Это было, напомню, в 45 году.

Прошло пару месяцев, может, с полгода... В середине октября прабабушка пошла на Базар. А село у них было большое, там жили три общины - польская, еврейская и украинская. Было, соответственно, три церкви, базар и станция железнодорожная у самого базара. Идет баба Лида, несет яйца с базара и тут начинается снег... в октябре. Идет, смотри на снежинки, как они ей под ноги ложатся, поднимает глаза - а на встречу ей муж! Уронила, побила яйца от шока.

Оказывается, действительно, случилась ошибка. Дед обморозил ноги и был одно время в госпитале. Потом брал Берлин. А к осени то на товарняках, то пешком (он был в пехоте) дошел домой.

168

Девочка из странной квартиры

На дворе стоял июнь, точнее его конец. Я даже не знал, радоваться мне или грустить. С одной стороны - летом нет необходимости ходить в эту проклятую клоаку, школу в которой я только недавно отбыл десятый год “счастливого” детства. С другой стороны, именно летом я, вроде бы, должен получать удовольствие от жизни. И внутри занозой сидело чувство, что ещё одно лето пройдёт зря, как и почти десяток предыдущих. Впрочем, конкретно этот день был лучше остальных. Во-первых, уже неделю дождило, и родственники не гнали меня на улицу “пойти погулять с друзьями”. Во-вторых именно сегодня родители уезжали на какую-то праздничную попойку и вернуться собирались только утром, а значит, я всю ночь мог смотреть “Рыцаря в доспехах” по MTV. Правда его регулярно прерывали клипами, из-за который мне приходилось переключать канал - не хотелось смотреть на осколки того параллельного мира, который был так близко и всё же слишком далеко. Надо было только скачать ещё карт на второй Postal, чтобы было чем заняться завтра.
Просмотрел англоязычные форумы, быстро закачал файл и по очереди закрывал вкладки, проверяя - не забыл ли сохранить что-нибудь. На одной из них открыл мой фейк вконтакте - был нужен для школьного сайта, потом оставил - удобно скачивать музыку. В графе друзья значилось 0(1) - кто-то решил добавиться. Ну что ж, заняться всё равно нечем, я решил посмотреть, кто это. Какая-то девушка, Людмила. Судя по фото - немного младше меня. Что ей нужно от человека с пустой страницей? У меня были указанны только город и номер школы, больше ничего. Я принял предложение дружбы. Почти сразу же пришло сообщение - стандартное “как жизнь”. Мне незачем было врать и я честно ответил, что хреного. Потянулась нить переписки, постепенно перераставшая в спор. Я убеждал её в том, что был бы несказанно рад не видеть больше никого и никогда. Она же писала, что нет ничего хуже полного одиночества, что когда оказываешься надолго один - ценным становится любой человек. Спор закончился тем, что она бросила мне “знаешь ли ты, что значит - семь лет разговаривать с тишиной?”, и вышла из он-лайн. Я глубоко вздохнул, сходил на кухню выпить воды, и включил телевизор. Бравая команда гналась на какими-то похитителями органов, движение, яркие цвета, жизнь. Я совсем забыл о диалоге. Когда же, на рекламе, я зашёл в комнату - компьютер всё ещё был включен. Я машинально обновил страницу и увидел новое сообщение от неё. “Жду на садовой, возле дома №20, через два часа. Если ты не придёшь - я пойму. Но пожалуйста - приходи”. Сообщение было отправлено в 20:47, сейчас было уже 21:54. Значит у меня было где-то около 50 минут. Пойти? Сейчас? Я редко выходил даже в солнечную погоду, предпочитая крепче закрывать шторы, чтобы свет не бликовал монитор. И на это были причины - в нашем быдловатом посёлке городского типа можно было спокойно нарваться на компанию, которой “не хватает на пиво” или просто - надо “сдать за проход”. И уж тем более я не хотел идти на садовую - тот район обходили даже урки. Но что то было в её этом “пожалуйста - приходи”. К тому же - родители всё равно ушли. Мне понадобилось около 3 минут, чтобы найти на карте нужное место, ещё пять и я был на улице.
Серые улицы омывались редкой моросью, прохожих почти не было, а от что были я шарахался и обходил дворами. Вскоре я заплутал и начал потихоньку жалеть о том, что вокруг так мало людей - не у кого было спросить путь. Наручные часы показывали уже 23:02, когда я нашёл садовую 15. Собачий лай заставил меня остолбенеть от страха - я вспомнил, почему этот район считался неблагополучным. Секунда, и я рванул к подъезду. Лишь подбегая, я увидел что на двери кодовый замок. На всех! Этому было объяснение - гостям были не рады именно здесь. Животный страх заставил меня пулей преодолеть 30 метров до прохода, и немедленно шмыгнуть туда. Спрятаться и перевести дух мне удалось лишь за перевёрнутыми мусорными баками. Здесь, по этим улицам, бродило несколько стай жутких псов. Несколько лет назад где-то рядом был питомник. История его закрытия - повод для местных слухов и легенд. Рядом с ним стояла ещё сталинская пятиэтажка. Однажды, там произошёл страшный пожар, повлёкший за собой взрыв газа. Часть здания обвалилась и задела ограду питомника. Испуганные шумом звери разбежались, и очень скоро одичали. А сейчас они готовы были съесть меня! Но все обошлось. Я встретил ее.
Мы бродили среди луж до сумерек. Теперь она всё чаще задавала вопросы мне. Расспрашивала обо всякой ерунде, начиная составом класса, заканчивая “рыцарем в доспехах”. И вот что мне показалось странным - некоторые вопросы она задавала по нескольку раз. Словно не запоминала ответ. Или, как я теперь понимаю, он ей и не был нужен - она просто хотела, чтобы я говорил. Вскоре девочка начала жаловаться, что ей ужасно жарко. При том, что я чуть не дрожал от холода и сырости, хотя был одет лучше её. Мы зашли в какой-то магазин, она встала под кондиционер, я взял нам двухлитрушку спрайта. Думал, ей станет от него прохладнее. Подумал взять мороженного, но опасаясь за её здоровье, не стал. Она очень не охотно отошла от кондиционера и сказала, что пойдёт домой - там мол есть хороший вентилятор. Я вряд ли бы стал навязываться к ней в гости, не такой я человек, но она предложила сама. Путь к её дому не занял много времени, и описывать его не имеет смысла, но упомяну лишь одну деталь - когда мы подходили к её дому, мне не понравилось, что он был как будто разукрашен кем-то. В нашем посёлке на некоторых домах цветным кирпичом выложены цитаты Ленина, или что-то вроде олимпийского мишки. Но тут было “разукрашено” пространство между окнами. Причём в темноте я никак не мог понять, что хотел изобразить художник.
Поднявшись по лестнице на второй этаж мы зашли в хорошо прибранную, но довольно таки странную квартиру. Странным было то, что всё казалось каким-то устаревшим здесь. Всю технику составляла газовая плита на кухне, вентилятор, радио на стене и морально устаревший телевизор “давео”.
- Наконец-то, я так устала от жары - она включила вентилятор и встала поближе.
- У тебя хорошо ловит МТВ? - я щёлкнул пультом, но ничего не произошло.
- Что ловит? Я не смотрю телевизор - она подошла к подоконнику и налила воды в разноцветную вазу, где стояли веточки вербы.
- Может батарейки сели? - я подошёл поближе, и ясно увидел, в чём причина - штекер вылетел.
- Обычно она начинает цвести через неделю, плюс-минус два дня, а вот этого делать НЕ НАДО! - с этими словами она крепко схватила мою руку с вилкой, тянущей к розетке, - проводка неисправна и небезопасна.
- Хорошо, хорошо, я всё понял - я выронил штепсель, но она продолжала держать меня, словно боясь, что я убегу.
- Ты можешь кое-что сделать для меня? - её рука была горячей, словно кипяток.
- Конечно, всё что ты скажешь.
- Запомни меня. Запомни и вспоминай.
С этими словами она прижалась ко мне. Горячая, намного горячее, чем обычное человеческое тело. Моя голова закружилась, я осел на диван, обхватив голову руками. Боковым зрением я заметил, что она пошла в ванную. Минуты три я сидел неподвижно, потом встал, отхлебнул из бутылки и тихо её позвал. Никто не ответил. Я позвал снова, уже громче. Опять молчание. Тогда я уверенным шагом направился в ванную. Как ты догадался, анон, её там не было, хотя я мог поклясться - она зашла туда, и не выходила. Я осмотрел квартиру, выбежал на лестничную клетку, на улицу, проверил верхние этажи - её нигде не было. Вернувшись я обнаружил, что дверь захлопнулась - скорее всего, когда я выбегал. Минут десять я попробовал звонить и стучать - ответа не последовало. Квартира была пуста. Я устало поплёлся домой, не зная, какой сюрприз приготовила мне судьба. Когда я вернулся домой, было около часа ночи. Мои родители, как ни странно, были дома. Последовала длинная и очень интересная лекция о том, что ходить за покупками в такое время небезопасно (они подумали, что я вышел купить спрайта, лол). После этого я лёг спать, надеясь завтра снова связаться с ней.
Какого же было моё удивление, когда я узнал, что вконтактик не может открыть её страницу! “Пользователя не существует”, или вроде того. При том, что в журнале сохранилась вся история посещений! У меня было много вопросов, но ответы я получил лишь через два дня, когда решился пойти к тому дому. Я думал, что постучусь, позвоню, буду ждать её под дверью, если надо - вынесу дверь, и заночую у неё дома - только понять, что случилось.
Однако всё это оказалось не нужно. Не нужно было даже заходить в подъезд. Я просто увидел, что эта была за “краска”, которой было разукрашено здание. Копоть. Несмотря на то, что ей было уже много лет, она ещё явственно сохранилась на лице дома. Её чёрный след тянулся вверх от зловещих оконных проёмов. Тёмных дыр, через которые можно легко увидеть пустые, давно брошенные квартиры. Их хозяева либо бросили их при пожаре, либо остались там навсегда. Пройдя десяток метров я увидел то место, где мы разговаривали с нею вчера. Я даже увидел остов того дивана, на котором тогда сидел. Стена совсем не мешала мне его увидеть. Она, как и весь угол дома, была снесена на прочь - похоже, это был тот самый взрыв газа, о котором говорила вся округа.

169

Стоит ли ночью смотреть в окно?

Чьи-то маленькие лапки быстро и усердно царапали дверной косяк.
- Чуня, прекрати! Открываю уже, открываю! – девушка лихорадочно шарила рукой в сумке в поиске ключей, а затем поспешно отперла замок, пока маленькая собачка не продрала дырку в двери.
Неугомонное пушистое создание с радостным тявканьем запрыгало вокруг хозяйки, не давая ни сумку поставить, ни разуться. Рыжая бестия прыгала и гавкала, пока Лариса не взяла ее на руки.
- Чунька, успокойся уже! Что ты, моя хорошая, с ума сходишь? – поинтересовалась у висящего на руках, абсолютно счастливого, йоркширского терьера девушка. Хвост Чуньки, казалось, сейчас оторвется на радостях. Опустив псинку на пол, девушка переодела сапоги на более простую и удобную обувь. Затем, для виду захватив поводок, отправилась выгуливать любимицу. Пока терьерка носилась во дворе, лавируя между деревьями, Лариса присела на скамейку покурить.
Когда она только приехала в новый город, у нее в планах вовсе не было заводить собаку. Дел много, денег и времени мало... Но человек предполагает, а Бог располагает. Друзья сделали ей на день рождения сюрприз в виде вот этого маленького комочка счастья. И хотя Лариса больше любила крупных собак, а эта вроде и не собака какая-то, но дело ведь в другом... Любая собака верна до гробовой доски и любит своего хозяина совершенно искренне, не важно маленькая она или большая.
Противный ноябрь разогнал всех обитателей двора по домам. К вечеру погода только еще больше испортилась, над головой нависали тяжелые серые тучи.
Окликнув Чуньку, Лариса направилась было к подъезду, но у своенравной псинки были свои взгляды на возвращение домой. Пять минут ушло на то, чтобы изловить не спешащую домой собачку.
- Только на поводке гулять будешь теперь, поняла меня?! – грозно отчитывала ее Лариса, однако терьерице похоже было фиолетово – хозяйка все время ругается да угрожает, дальше дело как-то не заходит.
Жили Лариса и Чуня в обычной девятиэтажке, на первом этаже с окнами на свой двор. Вернувшись домой и покормив Чуньку, Лариса уселась за компьютер, посмотреть перед сном сериальчик и потрепаться с подругами.

За окном в конец разыгралась непогода, шел сильный дождь. Время не умолимо близилось к полночи и пришлось отправиться спать – завтра все таки на работу.
Устроившись по удобнее на своем потрепанном диване и подложив под бок Чуньку, девушка заснула.

Мерзкий противный скрип. Блаженная тишина... Снова мерзкий, въедливый звук. Тишина... По ушам опять прошелся раздражающий скрип. С чем бы сравнить этот звук? Как ногтями по доске? Или словно резиной по чистому кафельному полу? Прятанье головы под подушку не помогло, звук без труда миновал преграду и снова вызвал скрип, только уже зубов Ларисы.
Усевшись на диване и повернув взлохмаченную голову в сторону будильника, девушка лишь еще больше разозлилась.
3.07
Кому не спится в это время?! Звук явно доносился с улицы!
Как ни прискорбно, но пришлось покинуть теплую постельку и рысцой пробежаться босиком по холодному полу до окна. Спросонья девушка ударилась об пристроенный перед подоконником небольшой комод, главная задача которого была спрятать жуткие батареи, а дополнительная - хранить всякую ерунду, вроде гантелей или коврика, старых книг и прочего. Тихонько шипя от боли, девушка выглянула было в окно, но тут раздался тихий скулеж. Чунька дрожа, как осиновый лист, прижалась к ногам хозяйки.
- Золотце, ну ты чего? Сейчас вставим люлей этим скрипунам и дальше спать пойдем! Не бойся, - ласково ответила перепуганной собачке девушка и снова посмотрела в окно. Вначале она заметила только странную игру теней, но потом... Человек. Неподвижный человек в широкополой черной шляпе. Словно сделанный из камня... Висел в воздухе на высоте не менее двух метров посреди пустого двора. Натужный скрип и человек медленно, словно падающее дерево, повернулся и повис горизонтально. Ужасный звук, и человек висит вниз головой, все так же без единого движения. Его фигура продолжила, скрипя, вращаться вокруг одному ему ведомой точки, которой он касался ногами. Скорость его поворотов возрастала, они становились все резче и резче, а скрип, сопровождающий эти действия, становился все пронзительнее.
Девушка как загипнотизированная смотрела на этот неестественный ужас, на этот кошмар на яву...
Вой Чуньки вернул ее в реальность. Девушка схватила собачку и спряталась в комод, кое-как втиснувшись в него. Скрип уже оглушал и... он стал намного ближе... Лариса затаила дыхание, прижав к себе тихонько скулящую Чуню. Голова раскалывалась от скрипа!
Виззззг!ввизззг!
Девушка плакала, пытаясь одной рукой зажать хотя бы одно ухо себе, а второй прикрыть Чуню.
Неожиданно все стихло. Абсолютная тишина.
Стук по стеклу.
Ледяная рука сковала сердце.
«Нет, нет, нет! Этого не может быть... Не может быть... не может быть!!!»
Снова стук. Более настойчивый.
Девушка зажмурилась.
«Господи, прошу тебя! Спаси и сохрани!»
Тихий-тихий скрип...

До самого утра Лариса не вылезала из своего укрытия. Только когда сквозь щелочку между дверцами забрезжил слабый и тусклый утренний свет, она отважилась выйти. В комнате ничего не изменилось.
Сложно описать, сколько сил пришлось собрать Ларисе, чтобы взглянуть в окно! Но все же... Взгляд. Руки задрожали... На карнизе, с той стороны окна, лежала черная широкополая шляпа.

170

Сторож на кладбище

Я переехал в другой город, устроился на работу. Работа была самая что ни на есть "веселая" - ночной сторож на кладбище. Вы не поверите, сколько уродов приходит по ночам, раскапывает могилы и забирает все мало-мальски ценное. Я решительно пресекал такие поползновения и мне было плевать, куда попадала пуля из винтовки - в руку, ногу, сердце или голову. Убитых расхитителей я зарывал под обрывом на восточном краю кладбища - там всегда было холодно, мрачно и жутко.

Но я не буду дальше расписывать вам прелести жизни кладбищенского сторожа, а расскажу о событиях, которые случились в ночь с 11 на 12 июля. Тогда погода была тихая, шумел ветер, а в небе, озаряя окрестности серебряным светом, сияла полная луна. Я сидел в сторожке, смотрел "Семнадцать мгновений весны" и тихонько глушил дешевое красное вино, когда с улицы донесся странный звук. Насторожившись, я снял с кронштейнов винтовку, передернул затвор и, тихо открыв дверь, вышел наружу.

Как я и предполагал, над одинокой могилой, расположенной чуть поодаль от всех, суетились трое. Двое сноровисто размахивали лопатами, третий светил им фонариком. Меня взяла такая злоба, что самому страшно стало.
- Какого хрена вы оскверняете могилу, ублюдки?!

Винтовочный выстрел вспорол тишину. Однако никто из копателей даже не шелохнулся. Оказалось, в момент выстрела один из них успел перевернуть лопату штыком вверх и пуля ударилась в него, срикошетив в дерево. Трое развернулись в мою сторону с такими рожами, что я и без слов понял - они будут убивать.

Перезаряжать винтовку времени не было. Я отбросил ее и вытащил из-за голенища сапога армейский нож. "Может и не убью", - подумалось мне - "но уж точно сильно порежу".

Двое, что с лопатами, кинулись ко мне. Я увернулся от остро заточенного штыка и полоснул напавшего по груди, но тут же получил удар плашмя лопатой по голове. В глазах потемнело, я осел на землю. Один копатель схватил меня за волосы и запрокинул голову, второй, потирая грудь - на его ладони осталась кровь - подобрал мой нож и ухмыльнулся.
- Сейчас ты, самка животного, будешь страдать, а потом сдохнешь, как паршивая собака. - лезвие уперлось мне прямо в трахею. И вот тут я заметил ЕГО...

Трое подонков даже не поняли, кто их убил. Метнулась черная тень, один из троицы завизжал, как свинья на бойне - у него не было обеих рук по локоть - и тут же заткнулся, орошая землю кровью из культей и пореза на горле. Второй кинул нож на землю и бросился наутек, но далеко он не убежал: у самых ворот тень настигла его и негодяй упал на землю рядом со своей головой, которая отвалилась секундой раньше. Третий, отпустив меня, крутился по сторонам, в его глазах бурлил панический ужас и когда существо появилось перед ним, раздался отчаянный жуткий крик человека, не желавшего умирать. Медленно повернувшись, я увидел расчлененный труп... и того, кто стоял над ним...

Черные средней длины волосы, бледная кожа, темно-карие глаза, черные брюки, черные ботинки, черная блуза, черный кожаный плащ - человек мне не понравился сразу же. В его руке был зажат странного вида кинжал - ручки не было, лезвие будто вырастало из руки. И тут, приглядевшись, я с содроганием понял, что не ошибся - лезвие действительно выглядывало из его ладони.

Незнакомец повернулся ко мне и его тонкие губы искривила усмешка:
- Что, испугался? - тихий голос шуршал, как осенние листья на ветру, лезвие с неприятным звуком втянулось в его ладонь. И тут у меня сдали нервы и я кинулся бежать.

Я никогда в жизни так быстро не бегал и остановился только возле вокзала, переводя дух. Взвесив все и обдумав, я решил вернуться домой, но возле квартиры меня ждал сюрприз: слова "ЕЩЕ СВИДИМСЯ" были вырезаны на входной двери.


Вы здесь » Новогрудок 323 » Кино, театр, книги... » Городские Легенды. Страшные истории.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC