Новогрудок 323

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Новогрудок 323 » Кино, театр, книги... » Городские Легенды. Страшные истории.


Городские Легенды. Страшные истории.

Сообщений 251 страница 260 из 409

1

Все истории взяты из интернета - кочуют с сайта на сайт, поэтому первоисточник указать сложно, указывать не буду. Если форумчанам понравится этот раздел и они смогут предоставить свои истории в тему - указывайте по возможности источник или авторство. Приятных кошмаров!

251

Прятки

Хочу рассказать историю, которая произошла со мной в моей квартире... Однажды я, моя подруга и ее брат сидели у меня, время было уже позднее, заняться собственно нечем, ну мы и решили поиграть в прятки, только условия были, что игра будет проходить в полной темноте... Значит, сначала все было нормально. Мы с подругой спрятались, а Вася (брат моей подруги) должен был нас найти, конечно, я как самая смышленая была найдена самой последней и следуя из этого, была моя очередь искать.. Так вот сейчас расскажу, как я спряталась, дальше поймете, для чего я это рассказываю…
Значит, дело было к зиме и я достала свой полушубок и повесила его на спинку компьютерного кресла, и я сочла, что это отличное место, в которое можно спрятаться, тем более что темно и вряд ли это могло как либо привлечь внимание...
Так вот, я аккуратненько села под шубу, так чтобы было не заметно. Теперь продолжу, поскольку я была водой, то мне, почему-то пришла мысль в голову, что Вася спрятался именно под шубой, знаете, бывает такое, что люди перепрятываются в одни и те же места... А подругу Нину я нашла сразу, она спряталась за шторой.
Так под подхожу я к этому креслу, кладу руку на плече, чувствую, как исходит тепло, и говорю: «Вася выходи, я тебя нашла», но реакции не последовало, после чего я повторила фразу и продолжала ощупывать руками человеческую осанку..
Стало не по себе тогда, когда Вася вышел из-за двери..Понимаете, кипиша навеял еще тот факт, что ты находишься в полной темноте и не имеешь понятия, на чем или на ком до сир пор лежит твоя рука, которой ты чувствуешь чье – то тепло..Я спустя несколько секунд 10 только оправилась от шока и немедленно побежала включать свет..Мы забоялись оставаться дома и пошли к подруге. Я сидела у нее до тех пор пока не приехали мои родители.. Мы рассказали матери подруги о случившемся, она сказала, что с нами играл домовой.. Не знаю, хотите верьте, хотите нет..но мне до сих по не по себе..

252

Сибирская нечисть

Вероятно, истории про усадебную нечисть, колдовство и гадания находятся в Сибири в таком же «загоне», как и во всем мире, но на совершенно особом месте находятся истории про нечисть, обитающую в лесах, а также в заброшенных строениях и деревнях. Эти истории вовсе не перестали рассказывать, в XX веке эта фольклорная тематика не исчезла и не ослабла, и причина этого тоже понятна: в Сибири даже в очень населенных местах в крестьянском хозяйстве всегда была очень велика роль охоты, путешествий, отхожих промыслов, торговли. Без всего этого попросту не было хозяйства. Уже в XIX веке сибирский крестьянин вынужден был активно торговать, а города были часто далеки от деревень. Ехали дня два-три, а то и неделю, причем ехали зимой, когда останавливаться под открытым небом было почти невозможно. Значит, люди постоянно оказывались в избушках, в домах, обитаемых только часть года, фактически в брошенных людьми помещениях, где, по точному определению А. К. Толстого, «долго ли другим хозяевам завестись?».

То же самое касается и охотничьих избушек или строений, которые делаются на заимках и на покосах, — все это строения, обитаемые только часть года. Строения, в которых, как говорит опыт человечества, всегда заводятся другие «хозяева».

Россиянин в Сибири постоянно оказывается в таких помещениях, и если пласт историй про столкновения с другими «хозяевами» невелик — я отнесу это на счет выполнения людьми некоторых важных правил. Конечно же, в семье не без урода, но все-таки в Сибири довольно строго выполняются правила поведения во временном жилище.

Во-первых, в такое жилище принято входить как в обитаемое: снимать шапку, кланяться у входа, просить разрешения войти и воспользоваться жильем. Многие люди громко рассказывают о себе, объясняют, почему им понадобилось жилье, и даже иногда вслух обещают себя вести «правильно». То есть ведут себя уважительно, признают правила поведения и первенство «хозяев».

Во-вторых, неукоснительно соблюдаются правила поведения во временном жилище. Пока ты в нем — ты можешь пользоваться всем, что в нем есть, включая дрова и еду. Но, уходя, обязательно оставляют дрова и запас пищи. В этом, конечно, сказывается элементарная справедливость и понимание, что «пока я здесь, мой-то дом без хозяина». Но не только. Сибирские условия заставляют делать поправку на климат, на образ жизни в малонаселенных местах. Мы не знаем, кто и при каких обстоятельствах будет пользоваться этим жильем. Тот, кто придет после нас, может не иметь времени наколоть дров — например, если человек войдет в избу обмороженный или с пораненными руками.

Не так уж часто, но вполне реально складываются ситуации, когда от корректного поведения пользователей жильем зависит здоровье и даже жизнь последующего пользователя. Традиция учитывает это, и «хозяева» жилья принимают это во внимание. Во всяком случае, никакие сложные ситуации и необычные истории не связаны с жильем, которое используется человеком всего 2—3 месяца, а то и несколько недель в году.

Соответствующий пласт историй связан с заброшенными деревнями. Эта реалия — заброшенные деревушки — тоже вовсе не чисто сибирская, но у нас этого как-то особенно много. Остается удивляться тому, как быстро разрушаются дома, из которых навсегда ушли люди. Охотничья избушка или сарай для сена на заимке могут простоять по сто лет и больше, хотя пользуются ими по 3—4 месяца в году, а остальное время они стоят заброшенные. А вот дома, из которых ушел человек, ветшают и разрушаются совершенно стремительно. Буквально лет за двадцать дома превращаются в сущие руины, а за тридцать-сорок практически исчезают. Дольше всех сохраняются почему-то баньки. То ли дело в том, что баньки сочетают простоту постройки и большую основательность, прочность сруба. То ли они больше нравятся новым «хозяевам» деревни… этого я не могу сказать.

С заброшенными деревнями, в домах и в банях которых мне приходилось ночевать неоднократно, у меня связано по крайней мере два наблюдения о необычном.

Первый раз я наблюдал эти эффекты в 1982 году в деревне Усольцево, лежащей на одном из островов Ангары. В это время в Усольцево жили только три старухи и старик, причем вовсе не муж одной из них: его собственная старуха померла несколько лет назад. Жалкие остатки уже несуществующего общества, эти старики ютились в двух домиках, а остальные двенадцать или почти развалились к тому времени, или пустовали и начинали разваливаться.

Это были красивые дома, сделанные добротно и со вкусом. Изящная резьба покрывала наличники окон, коньки крыш, столбики крылечек: строили для себя, готовились жить сами. Грустно было входить в дома, навсегда покинутые теми, кто строил их так ладно и любовно, кто резал по дереву, украшая свою жизнь и жизнь потомков.

Вдруг за моей спиной резко хлопнула дверь. Порыва ветра не было, да и дверь была не открыта, а плотно прикрыта в этот момент. Что-то открыло дверь и с шумом захлопнуло при полном безветрии.

Да, эта хлопнувшая дверь… И сразу же как будто звук шагов по заросшей травой сельской улице. Заскрипело дерево. Да, открывалась калитка. И опять зазвучали шаги. Легкие шаги быстро идущего, спешащего человека.

Галлюцинация? Бред? Мне стало жутко, неприятно, и я быстро пошел к берегу реки, к единственным жилым домикам.

Сельская улица-дорога оставалась неровной, местами глубокие колеи хранили дождевую воду. Возле одной такой промоины глубоко в землю ушел след. След мужской ноги, обутой в сапог; след еще заполнялся водой.

Помню отвратительное ощущение непонимания. Происходило что-то, не имевшее ничего общего со всем моим опытом жизни; со всем, чему меня научили и что я считал всю жизнь истиной. У меня не было совершенно никакого способа хоть как-то объяснить происходящее. Потому что в эти годы я оставался почти полным советским атеистом, разве что склонным соглашаться, что «вообще-то что-то есть» (как это свойственно очень многим атеистам). То есть я был совершенно убежден, что надо принадлежать к Церкви… Но и это убеждение было скорее политическим, было демонстрацией того, что никакие коммунисты своей цели добиться не в силах, моя семья и я лично никакого отношения не имеем к их бредовым затеям и дальше иметь не собираемся.

Но происходящего я не понимал, под защитой себя не чувствовал и испытал отвратительное, очень сильное — до тошноты — чувство испуга и совершеннейшей беспомощности.

Поверхность реки морщил ветер, мелкие волночки накатывались на гальку и крупный песок; открытая ветреная даль была и красивой, и уж, конечно, очень прозаичной. А возле жилого, неразрушенного дома на скамеечке сидела бабушка Алена, положив обе руки на клюку. И это тоже был кусок прозы жизни, чего-то очень здорового, очевидного и реалистического.

— Нагулялся? Молоко будешь пить?

— Буду!

Дефицит общения у старухи был совершенно чудовищный, и минут за десять разговора между нами возникла такая доверительность, что я вполне уже мог спросить: что это, мол, такое ходит по деревне… а не видно?!

— Ходит, батюшка, ходит! — подтвердила весело старушка.

— А кто ходит-то?!

— Да хто его знат? Ходит и ходит… Давай молока подолью.

Не в первый и не в последний раз я столкнулся с мировоззрением, совершенно противоположным мышлению интеллектуала. Мне нужно было, чтобы все явления находили место в некой схеме. Если происходило то, чего не может быть, я очень удивлялся и начинал искать объяснений — как же так?!

А старая бабушка Алена вовсе не нуждалась ни в каких объяснениях. Все, что происходило вокруг, просто учитывалось: есть вот и то, и то, и то… Картошка прорастает, если ее посадить, а если ее поджарить, она вкусная. В деревне есть коровы, а в тайге — олени и лоси. Сама картошка в лесу не растет, зато малина — растет. По деревне стучат калитка и дверь, а в грязи находятся следы ног… Все это есть, и все тут. А как все это объяснить — неважно, и вообще пусть умники и объясняют, деревенской бабке это, может быть, и ни к чему.

Во всяком случае, никаких объяснений бабушка Алена мне не дала, сказала только, что он безобидный, не трогает, и налила еще молока.

А я больше не пошел в глубь деревни и не стал изучать, кто здесь ходит.

253

Троллейбус

Я много лет работаю водилой троллейбуса, и видал виды. Но то, что случилось со мной тем вечером, я никогда не забуду…

Как всегда рабочий день у меня заканчивался к часам десяти вечера, а у кондуктора на полчаса раньше. Когда Лидия Степановна попрощалась и ушла, в троллейбусе оставалось человека три. Я, не обращая особого внимания на них, спокойно вёл троллейбус, и вот, когда последний пассажир (как я полагал) вышел на остановке, я, не смотря в зеркала заднего вида, решил, что тот пассажир действительно последний. В купе было очень тихо, никаких посторонних звуков, вот только похолодало больно. Ну и я решил остановить машину и пройти к сидениям, чтобы закрыть окно — на улице не лето. И тут я вхожу в пассажирское купе и сердце моё замирает: в конце троллейбуса, на последнем сиденье сидит какой-то мужик в сером плаще длиной до икр, в чёрной шляпе, в которой не видно лица, да ещё и с шарфом, как будто у него горло болит. В салоне ещё больше похолодало… Немного выйдя из ступора я спросил дрожащим голосом:

- Мужчина, вам не пора ли покинуть салон? Это предпоследняя остановка.

На что этот странный тип мне ответил:

- Нет, мне до конечной.

Голос у него был похож на металлический и было ощущение, что доносился изнутри, а не изо рта.
Я набрался смелости и сказал, что это и есть конечная, но потом вспомнил, что дальше мы проедим по маршруту мимо небольшого парка, где раньше было (а может и сейчас есть) старое «Кладбище тварей» (по поверию, как мне рассказывали мои дед с бабкой, на том кладбище раньше хоронили ведьм, уродцев с рождения и ещё какую-то чертовщину). Но кому понадобилось идти в парк в такую темень?

Ну, пятясь назад, я вернулся в кабину, настроив зеркало так, что я не выпускал этого странного пассажира из виду. Казалось, что он не обращал внимания на меня, а так же неподвижно сидел.

Как только я довел троллейбус до парка, за шесть метров до остановки, этот тип резко встал и направился к выходу. И тут я заметил, что ноги у него как-то странно заплетаются, да и двигается он не по-человечки. Я опешил. Но вскоре нажал на кнопку открывания дверей. Дверь заела. Я испугался не на шутку, а пассажир сказал:

- Ничего, я сам.

После этого он просто ПРОШЁЛ сквозь закрытые двери и растворился в зарослях деревьев.

Минут пять я был в афиге. Когда «афиг» стал немного покидать меня, я вспомнил про окно, но все окна были закрыты, и скоро стало чуть-чуть теплей.

В общем, я больше никогда не работаю во вторую смену, ведь кто знает, какая нечисть любит покататься на общественном транспорте…

254

Лесной дух

В тот год ничто не предвещало беды.
Это случилось на летних каникулах. Как раз после успешного окончания школы, в тот период, когда еще не нужно париться о поступлении и планировать светлое будущее. Было довольно тепло, и уже к середине июня предки дружно взяли отпуск и организовали нам с другом поездку в деревню, кормить комаров. Благо деревня у нас одна и та же. Хотя, это раньше была деревня, а теперь агрогородок. Название, правда, не поменялось. Ходячая деревня. Ходячий агрогородок. Почему так назвали, черт его знает.
Дома у нас находились на соседних улицах. Небольшие одноэтажные обители, не доросшие еще до звания коттеджей, которыми застроили за последние пару лет всю восточную часть Ходячего. Да и вообще агрогородок ничем не отличался от десятков других городков на территории нашей страны. Рядом был лес с грибами, ягодами и даже некоторой живностью. Мы, кстати, недавно выяснили, что на самом деле это заказник Глебковка. Якобы когда-то давно немного восточнее Ходячего была деревня Глебковичи. Со временем ее поглотил лес и от Глебковичей осталось только название Глебковки. Так это было или нет – не важно, главное, что заказник занимал довольно обширную территорию и представлял собой сплошное нетронутое поле для исследований, чем мы успешно и занимались еще с детства. Тропинок и полузаросших дорог, обрывающихся прямо посреди леса, там хватало. Сколько мы уже проверили, а сколько еще оставалось…
В то лето я так же погрузил свой голубой велосипед на крышу машины, и она завезла нас с предками в Ходячий. Мой друг должен был приехать утром следующего дня – у них что-то с машиной случилось – а потому у меня было достаточно времени, чтобы собрать вел, а за одно и ополоснуть его. Предки сразу по прибытии затеяли грядки, я же, управившись с велосипедом, потиху свалил к небольшому озеру Луже. Терпеть не могу копаться в земле. Промаявшись там до самого вечера, вернулся домой ужинать. А с утра приехал друг.
Дни текли равномерно и вязко, как смола на соснах в Глебковке. Припекало солнце, пили кровь комары, предки копались в огороде, а мы целыми сутками сидели у Лужи и швыряли камешки в воду. Глупое занятие, но что еще делать летом, да еще и в деревне. Купаться. Но купаться в Луже отважился бы только самоубийца в виду завалов битого стекла на дне, брошенных покрышек, проволоки и черт знает чего еще. А другого водоема поблизости не было. К концу четвертого дня друг швырнул в воду последний камень и сказал:
-Надоело.
-Угу, - отозвался я, щурясь на солнце.
-Помнишь тот заброш, на который мы наткнулись прошлым летом? – друг опустился на траву рядом со мной.
-Угу, - я даже не повернул головы.
Он имел в виду вросшее в землю по самую крышу строение где-то в глубине Глебковки. Мы нашли его совершенно случайно, на пару минут сойдя с тропинки, а потом успешно потеряв ее. Да, с ориентацией в пространстве у нас хреново, не скрою. Но в тот раз нам повезло - прямо у хибары начиналась заросшая двухколейка, по которой мы успешно добрались до Ходячего кладбища, а оттуда уже доехали до агрогородка. В принципе, к агрогородку вела более короткая дорога опять-таки через заказник, но соваться в лес во второй раз мы тогда не решились.
-Съездим? Твой вел с тобой?
Я посмотрел на друга. А это идея.
-Ага, - улыбнулся я, - снова приключений на наши жопы хочешь?
-А то…
Ехать решили завтра. С утра как раз светило солнце, было не очень жарко. Но нечто нарушило наши планы – друга запрягли красить защиток. Так что выехать мы смогли только заполдень. К этому времени небо скрылось за сероватыми облаками. Дождя пока не было, но все на него указывало, поэтому перед уходом я все-таки надел байку. Мы встретились на скрещении наших улиц почти на окраине Ходячего и погнали по дороге вниз через лес. Дорога упиралась в трассу, а сразу за ней начинался заказник. Мы свернули налево к кладбищу. Скатившись колбасками с горки, съехали с трассы на гравейку, которая должна была привести нас к кладбищу коротким путем. Теоретически. Практически же гравейка раздваивалась. За спинами проехала машина.
-Ну что, - вопросил друг, -куда?
Я пожал плечами:
-Направо. Тут дорога получше.
Дорога и правда была довольно неплохой: гравейка чрез пару десятков метров превратилась в крепкую двухколейку с небольшими ямками под лужи. Мы рванули вперед. Дорога несколько раз поворачивала в разные стороны, но направление оставалось верным, поэтому никакие сомнения нас не терзали. В одном месте она раздвоилась, обходя здоровенную лужищу, но за ней соединилась снова. А потом путь нам преградило дерево. Упавшее. Толстенный ствол лежал прямо поперек дороги и коряжился вывороченными корнями в лес. Кажется, это была сосна. Ну, как известно, мы не ищем легких путей. Объехали дерево по траве, двинули дальше, отметив, что дорога стала немного похуже. Неприятно.
Вокруг нас вздымались деревья до самых небес, затянутых серыми тучами. Было довольно прохладно. Мы ехали рядом и как ни в чем ни бывало трепались за жизнь, почти не глядя по сторонам. Дорога резво пошла вверх. Потом снова спустилась вниз и опять вверх. Мы проехали уже довольно большой кусок пути, когда наткнулись на еще одно дерево. В этот раз все было похуже. Это была не сосна, а потому несломленные ветви торчали вверх под самыми разными углами. Корни так же были наизнанку. Да и лес вокруг стал заметно гуще.
За этим деревом дорога ухудшилась еще больше. Но по ней все еще можно было ехать, плюс, она никуда не сворачивала. В траве по бокам иногда можно было встретить пластиковые бутылки с выцветшими этикетками. Я пробовал утешиться тем, что тут бывали люди, на что друг лаконично осведомил меня, что бывали они тут года два назад, не меньше. Попадались небольшие уютные полянки. На одной даже стояло ведро, набитое мусором. В одном месте землю покрывал сплошной ковер из опавших прошлогодних листьев – видимо, мы проезжали под тополем или осиной – а в другом зиял огромный черный кратер высохшей лужи. Было так же еще несколько развилок, но дороги, уходящие то направо  , то налево выглядели еще плачевнее этой.
-Теперь это уже больше напоминает поездку по пересеченной местности, - буркнул я и соскочил с велосипеда. Посмеялись. А потом я осмотрелся. И тут мне в мозг ударила мысль.
-Не смотри по сторонам, - негромко проговорил я, оборачиваясь к другу. –Так кажется, что за деревьями кто-то прячется.
-Что?
- На дорогу смотри, короче.
В тот момент, когда мы огибали третье поваленное дерево, начал накрапывать дождик. Вернее, это я огибал, а друг поперся напролом и сейчас матерился, пытаясь перетащить заднее колесо через ствол. На стволах вокруг росли ярко-оранжевые грибы подозрительной наружности, а за деревом дорога больше напоминала обычную лесную просеку, сделанную лет пять назад. Повернуть бы нам назад еще тогда, но как раз в тот момент, когда я озвучивал эту мысль, друг замер и спросил:
-Ты слышишь?
-М? – я прислушался. Где-то проехала машина. Трасса. Совсем рядом.
-Трасса, - сказал я и улыбнулся. –Нам осталось совсем немного пройти по этой трижды гребаной дороге. Правду говорят, русский называет дорогой всякое место, где он едет.
-Или идет, - улыбнулся друг, вытаскивая вел из травы.
Мы шли уже очень долго. А перед этим долго ехали. И по всем моим подсчетам кладбище, если оно вообще было в этом направлении, уже должно было быть перед нами. Но его не было. Где-то снова проехала машина. И, по-моему, мы не приблизились к трассе ни на метр. Дорога петляла, ее почти не было видно из-за травы и размокших кучек грязи. Но мы упрямо перлись вперед, потому как обернувшись, дороги не увидели. Видимо, кто-то, кто хоть когда-то ездил этой дорогой, ехал только вперед. И либо вообще не возвращался (об этом я старался не думать), либо возвращался иным путем (что вовсе не удивительно). Так или иначе, наверное, трава была как-то примята в определенном направлении и с другого угла дороги видно не было. Об этом мне рассказал друг, когда это жалкое подобие дороги в очередной раз повернуло. Мы прошли еще немного, вышли на полянку. А дальше дороги не было.
Дальше вообще ничего не было. Только лес. Сплошной стеной лес. И ни-че-го.
-Пришли, - мрачно ухмыльнулся друг. – Самое время поворачивать назад. Наверное, то была совсем не трасса, а всего лишь ветер.
Я хмыкнул. Дорога назад не внушала мне большого доверия. А точнее сказать, напрягала еще больше, чем отсутствие дороги вперед. Но сквозь чащу не попрешься. Тем более, с великами.
-Знаешь, если мы заблудимся, я предкам буду звонить в самом крайнем случае. Потому как мне тогда гарантированно будет выволочка, - я развернул велосипед и двинулся в обратном направлении. Достал телефон.
-А я сразу скажу деду, чтоб захватил пилу, - отозвался друг.
-Сети нет, - сообщил я назад. Друг тоже извлек телефон.
-И зачем ты мне это сейчас сказал, а? Все и так жутко напряжно. Теперь еще это…
Так, мы пошли обратно. Разговаривать совсем не хотелось, вдобавок усилился дождь. В этот раз друг решил обойти поваленное дерево, а не лезть через него. Теперь даже деревья не спасали от противных капель, разбивающихся о руль, о руки и лицо, и, черт, о сиденье. Я обернулся и протер его рукавом.
-А я еще думал, может байку не надевать, - произнес друг позади меня. Я заметил невысокий пенек между деревьями. Он темнел на зеленом фоне и чем-то напоминал сгорбленную фигурку. Я улыбнулся.
-Смотри, лесной дух.
-Где? – друг с готовностью обернулся и стал всматриваться в просветы между деревьями.
-Да вон, темный пенек, - я указал рукой. Друг помахал ему рукой.
-Привет.
-Так, все, пошли.
Мы снова двинулись дальше. В какой-то момент друг предложил поехать, чтоб было быстрее. Мы проехали метров двадцать и пришли к мнению, что скорость снизилась еще больше. Снова пешком. Капюшон байки на голове стал потихоньку промокать. Я периодически останавливался и извлекал из колес и педалей листья и траву.
-Смотри, еще лесной дух, -воскликнул друг, указывая вперед. Я присмотрелся, и правда, там был еще один пенек. Он тоже напоминал фигурку. Забавно. Еще одного я заметил спустя минут десять, когда обернулся. К этому моменту мы с другом успели поменяться местами, и теперь он шел впереди меня. Итак, я обернулся и увидел пенек. Третий. Они были абсолютно похожи и ярко выделялись меж деревьев. Странно, что я не замечал их раньше. А потом был четвертый. И пятый. Снова позади нас. Меня начали терзать смутные сомнения. Но мало ли в лесах пней?
-Смотри, еще один, -друг указывал куда-то вперед. Пень. Я резко оборачиваюсь и не вижу никакого духа позади нас. Я стал оборачиваться регулярно. Раз в пару минут я стабильно смотрел назад, ничего подозрительного не видел и меня немного отпустило. Мы прошли уже довольно много, когда друг, глядя куда-то в сторону, произнес:
-Мне кажется, или это один и тот же пень? Лесной дух.
Я молча проследил взглядом за его рукой. Там был пень в виде сгорбленной фигурки. Трещины-морщины, мох-волосы. Довольно близко к нам. Тогда-то меня и проняло.
-Идем быстрее. Дорога лучше.
Друг, кажется, уловил что-то в моем голосе, потому что взгромоздился на велосипед.
-Поехали.
Я протер сидение и тоже сел. Скорость немного возросла, и я возобновил оглядывания.
-Ты протер сидение? – спросил меня друг.
-Ага, -отозвался я, снова обернувшись. Ничего.
-А я нет. И теперь мне так хооолодно и моокро…
Я представил. Посмеялись. Дождь поливал нас сверху, мягко шелестя по земле. Я обернулся, рискуя загреметь в кусты, и подавился смехом. Пень. Он остался буквально в пяти метрах позади. Минуту спустя я снова не выдержал и глянул назад. Друг вскрикнул и спрыгнул в траву. Мы приехали на развилку на поляне с ведром. Я точно помнил, что ведро стояло у противоположной стороны поляны. Теперь ведра не было. Был пень. Лесной дух. Он смотрел на нас. Друг смотрел на него.
-Нам туда или туда? –я указал взглядом сперва в одну сторону, а затем в другую.
-Я не знаю… -прошептал друг, не отрывая взгляда. - Зачем ты это спросил?..
-Туда.
Я снова сел на велосипед. Мы проехали совсем немного и снова пошли пешком. Признаться, от этого становилось еще хуже. Со всех сторон нас окружал лес с его звуками и шорохами, с ветром и дождем, который заглушал наши шаги и… Позади хрустнула ветка. Мы синхронно посмотрели назад. Ничего нет. Впереди показалось дерево. Снова хруст. Обернулись. Пень. Я выдохнул и ускорился. Обернулся.
-Он стал ближе… -прошептал друг. Но мы были уже у дерева. Нам оставалось лишь перебраться через него, а потом можно сесть на велосипеды и мчаться до самой дороги. Друг приподнял переднее колесо и стал переваливаться через ствол. И тут мне взбрело в голову снова посмотреть назад. И вот я оборачиваюсь, вижу легкую сеть дождя, лес, траву, его сочную зелень, омытую дождем, как-то облегченно выдыхаю, опускаю глаза… На меня смотрит пень. Он прямо у ног. У него белесые глаза и беззубый рот. У меня сперло дыхание.
-Бросай вел, -прохрипел я, отталкивая велосипед, словно это монстр. –Бросай! Бросай и бежим!
Друг рванул вперед, так и оставив велосипед на стволе. Мы неслись сквозь мокрый лес не разбирая дороги. У меня перед глазами стояло это существо. Лесной дух. И это придавало мне сил. Опомнились только у очередного дерева. Первого и последнего. Перепрыгнув через него аки зайцы, мы спустя секунд 15 выбежали на трассу. Мимо с жутким ревом пронеслась фура, обдав нас ветром и тучей брызг.
Отдышавшись, еле переставляя ноги, двинулись к Ходячему. Мы не разговаривали. У меня в голове поселилась мысль, что мы спаслись чудом. И друг думал об этом же. Я видел это по его глазам. Я даже как-то не придал значения тому, что дома начались гораздо раньше, чем должны были.
-Ничего себе погуляли, часа три, - страх немного отступил, и я улыбнулся.
Мы разошлись на своем перекрестке, каждый направился к своему дому. Я проделал все движения на абсолютном автомате. Дошел до дома, открыл калитку, посмотрел на мамины цветы, посаженные сегодня утром. Вплоть до взятия за дверную ручку. Подергал. Заперто. Моя байка совсем промокла. Я надавил на звонок, и где-то в глубине дома раздалась незнакомая мелодия. Спустя несколько минут мне открыл мужчина лет сорока.
-Привет, пап, прости, я потерял… -я осекся. Это был вовсе не мой отец. Этот мужчина был ниже и толще. И почти лысый.
-Парень, тебе кого? –кажется, он не обратил внимания на мой почти шепот. Я вошел в ступор. Мне открывает незнакомый человек в моем доме и спрашивает, кого мне. Мужчина тем временем продолжал буравить меня взглядом. Моя байка совсем промокла. Я, кажется, повторяюсь.
-Я здесь живу, -сглотнув, произнес я. –А вы кто? Сосед? Где мои родители?
-Парень, я купил этот дом четыре года назад. До меня здесь жила семья, но они давно уехали отсюда. Ты, наверное, ошибся. Иди-ка ты домой, простудишься.
Дверь закрылась. Я простоял на крыльце еще с минуту, а потом вышел за калитку. Достал телефон и сделал единственный возможный вариант – позвонил маме. Абонент недоступен. После этого я набрал другу.
--
говорит Друг
Я оставил друга на перекрестке, а сам двинулся к дому. Странно, кажется, у нас был зеленый забор, а не серый. Калитка оказалась заперта. Я полез за ключами и, вставив один, попытался повернуть. Ничего не получилось. Я попробовал открыть нижний замок, думая, что мать наверняка могла перепутать. Тот же результат. Я самозабвенно крутил ключи так и эдак, пока меня не настиг злой окрик. Я обернулся. Кричала бабушка из дома, что в конце улицы.
-Ты что там делаешь, а? Отойди от калитки! Я хозяевам позвоню!
-Баб, какие хозяева, я и есть хозяин, - крикнул я в ответ.
-Я тебе покажу хозяина! У хозяев прошлых сын уж четыре года как пропал, так они и померли вслед за ним. А дом продали. Тут пара молодая живет уж два года как! У них нет детей! А ну, убирайся отсюда, вор! ВОР!
Я рванул прочь от калитки, пока сюда не сбежалась вся улица. Когда добежал до перекрестка, у меня зазвонил телефон. Я налетел на друга.
-Что за?..
-Сколько, говоришь, мы гуляли? – произнес я. –Три часа? А три года не хочешь?
-Четыре… - еле слышно прошептал друг. –Нас уже не ищут…
У меня подогнулись колени, и я осел прямо в грязь. На границе леса, что была в нескольких домах от нас, стоял пень. Он улыбался.

255

Подвал

В моем подъезде есть подвал. По левую сторону в подъезде находятся двухкомнатные квартиры, по правую - трехкомнатные, получается, что подвал занимает по площади столько расстояния, сколько две эти квартиры. И самое главное - он был открытым. На белой деревянной двери не было ни замка, ни защелки. Стоило лишь потянуть дверь на себя - и пред тобой открывается тьма.
Я позвала подругу и мы вместе решили исследовать это место. Мы вынесли из дома свечи и спичечные коробки, зажгли свечи и я приоткрыла дверь. Мы ввалились в помещение и остались на лестнице. Мы побоялись что нас застукают и решили плотно закрыть дверь. Единственными источниками света были две свечки, которые слабо освещали пространство вокруг себя в радиусе тридцати сантиметров. Мы спускались по длинной и узкой лестнице, стены были испачканы пылью от кирпичей, в свете свечей создавался эффект крови. Наконец мы прошли лестницу и остановились в коридоре. С конца лестницы до пола лежала доска, чтобы было удобнее спускаться. Мы топтались в коридоре и думали куда идти. Налево - длинный коридор с множеством дверей, направо - большая комната с дверями в другие помещения. Мы решили пройти направо. По дороге десять раз убились обо весь тот хлам, который валялся в темноте.
Половину комнаты занимала небрежно построенная стенка. Мы взялись за руки и подошли поближе, осторожно перешагивая через ржавые трубы. Через маленькое окошко с решетками размером 15 см x 15 см в комнату просачивался свет, но не проходил дальше стены. Мы распахнули все двери, но везде были лишь маленькие комнатки размером с лифтовую кабину, где лежали старые и не нужные вещи. Углы заросли паутиной, в подвале стоял запах сырости, пыли и... крови. Пока мы ходили по подвалу, мы натыкались на трупики мышей и кошек. Они лежали в лужах собственной крови. Где-то кровь была запекшаяся, где-то совсем свежая.
Мы продвинулись вперед и заметили свет.
- Там кто-то есть! - запищала Алиса и готова была бежать. Самой мне тоже стало жутковато, но я не хотела разводить панику и пыталась скрыть страх.
- Глупости! Никого там нет! Могу доказать! - я убрала руку подруги и пошла на свет. Я оказалась в комнате с окном. Это окно было значительно больше, но на нем также висела решетка. Окно было высоко расположено, у стены стоял старый прогнивший стул. Следом за мной уже прошла и Алиса. Одна дверь в комнате была заколочена сначала досками, а после и решетками. Нам было жутко интересно, чего же там такого находится, что дверь настолько тщачтельно заколотили? Мы временно потушили свечи и вцепились в решетку. Я и Алиса пытались выломать ее к чертям и пройти в следующую комнату, но наши попытки не увенчались успехом. Мы по новой зажгли свечи и прошли в другую дверь. Мы очутились в темном и зловещем коридоре.
Мы аккуратно обходили мертвых мышей. Теперь перед нами было два хода. Первый- в комнату с маленьким окошком, второй- куда-то вглубь подвала. Мы выбрали второй. В следующей комнате было много мешков с песком, коробок и банок. Стены были расписаны вандалами, валялись паленные доски. Раньше, когда решеток на окнах не было, сюда залезали бомжи погреться. И нередко разводили здесь костры. На мгновенье мне показалось, что с потолка свисает труп висельника. Мои руки похолодели, но спустя секунду видение ушло. Я не хотела пугать Алису и не стала ей говорить об этом. Время показало, что в тот день мне ничего не показалось.
- Это все? - удивилась Алиса.
- Мы все обошли. - ответила я подруге.
- Я думала что он больше... А теперь давай выбираться с этого лабиринта... - улыбнулась Алиса и мы пошли к выходу.
Остальная часть дня прошла банально. Спустя какое-то время мы даже стали забывать про подвал, но то зло, которое таилось в этих темных коридорах, не желало, чтобы бы забывали о нем. В ту ночь я как обычно потушила свет и легла спать. Было 1:35, я всегда так поздно ложусь. Уснула быстро. Перед глазами, будто сквозь туман я видела изображения.
Снова этот обшарпанный подвал. Я четко вижу все комнаты и коридоры, чувствую тошнотворный запах крови, вижу каждое сплетение паутины по углам, будто чувствую всю негативную энергетику. Из глубины коридора ползет нечто в прямом смысле слова. Это белое расплывчатое пятно с человеческими глазами. Оно движется по коридору и выходит в комнату со светом. По исцарапанному полу пробегает мышь. Жуткие глаза привидения обращают внимание на Божью тварь и та падает замертво. Привидение начинает настолько жутко и истошно выть, что разрывается сердце. Дух приближается ко мне и я чувствую зло и смерть, исходящее от него. Спустя несколько секунд, эти глаза, которые одновременно живы и мертвы, смотрят прям мне в душу. Его вой стоит в ушах. На этом моменте я просыпаюсь. Данный сон повторился еще несколько раз, после чего я конкретно занервничала.
- Алис, привет... - я увидела подругу в магазине и решила расспросить ее.
- О, привет! Как дела!
- Не очень. Ты помнишь какие сны снились тебе после нашего похода в подвал?
- Ну... А что? - Алиса сразу побледнела. Мы вышли из магазина и я рассказала ей все.
- А ведь мы с тобой недурно влипли. Мне такая же хрень снится... - вздохнула Алиса.
- И что мы теперь будем делать? Не зря я висельника видела. Он от нас просто так не отстанет.
- Давай полезем туда! Устроим спиритический сеанс, узнаем чего ему надо.
- Ты сдурела? Это тебе не "Каспер - дружелюбное привидение", от его воя сердце останавливается! Оно кошек и мышей убивает.
- Тогда оно не отстанет от нас! Давай оставим дверь открытой и положим кирпич, чтобы не закрывалась. И в любой момент сможем убежать! - предложила подруга.
- Давай сначала раскопаем информацию, нужно узнать, умирал ли кто-нибудь в этом доме и что стояло раньше на его месте! - я не спешила лезть ТУДА снова.
- Давай. По крайней мере, мы будем знать, с чем связываемся. - сказала Алиса. За разговором мы не заметили, как пришли домой. К подъезду подходила старушка с седьмого этажа, в руках она держала тяжелые сумки.
- Пошли поможем ей, заодно и спросим, что хотели! - шепнула Алиса и побежала к старушке. Я ринулась за ней.
Мы дотащили сумки до квартиры соседки и решили спросить у нее про дом.
- Баб Нин, а что стояло раньше на месте этого дома? - заговорила Алиса, вытирая пот со лба.
- Сараи. Старые, прогнившие, пыльные сараи.
- А в этих сараях происходило когда-нибудь что-то... - я пыталась выудить из старухи хоть маленькую зацепку, - что-то эдакое? - наконец проговорилась я.
- Ничего там не происходило! - милая старушка трансформировалась в жуткую стерву за долю секунды.
- И что это сейчас было? - мы были в шоке.
- Там что-то случилось. Но это "что-то" все утаивают. - прошептала Алиса.
- У меня сердце дернулось, когда она закричала.
- Меня это не остановит. Я все равно полезу туда! - в голосе подруги звучала уверенность. Она побежала вниз по лестнице, я за ней. Нам нужен был ватман, для призыва. И сейчас наш путь лежал к канцелярскому магазину.
Мы пересекали улицы, направляясь к пункту назначения. Мимо проходил жуткий старик в оборванной одежде, борода свисала почти по пояс, он громко кричал на всю улицу и размахивал руками. Он часто ходил по кварталам и пугал людей, его знали уже все местные. Не известно, чей он и где живет и как жестоко шутит Алиса: "Кто выпускает его на улицу без намордника и поводка?".
Все прохожие шарахались от него и мы не исключение. Он разговаривал со своими невидимыми друзьями, рассказывал свои очередные галлюцинации. Внезапно он затих. Безумец медленно развернул голову к нам. Он сверлил нас взглядом секунд 15, после чего Алиса шепнула мне: "Валим, валим, тихо, по-быстрому" и мы попятились назад.
- Не копайте правду! Она окажется ужасной! - закричал ненормальный. Теперь мы не просто пятились назад, а уже бежали к магазину.
- Они мне так сказали! Они!!! - вопил старик вслед нам.
Мы ворвались в магазин, продавщица смотрела на нас как на "не от мира сего".
- Извините, там просто один безумец бежал за нами... - невинно улыбнулась Алиса.
- А-а, тот старик с бородой? Он часто ходит здесь и пугает людей. - ответила продавщица.
- У вас есть ватман? - я решила перевести стрелки с этой темы.
- Да, конечно. - ответила продавщица и принесла со склада лист. Мы расплатились и поспешили домой.
19:53. На дворе стояла дождливая осень и стемнело рано. Мы заранее начертили все нужное на листе, прихватили свечи, поставили кирпич, чтобы дверь не закрывалась и ступили на бетонные ступеньки... Из глубины донесся жуткий вой из наших снов. Мы переглянулись и несмело двинулись вперед. Мы зашли в одну из комнат и расстелили лист на полу. Алиса поставила свечки на пол, мы положили кончики пальцев на поверхность блюдечка и стали звать духа.
- Сзади! - внезапно крикнула Алиса. Я обернулась и резко пригнула голову, в меня летел целый мешок с известью. В это время блюдце зажило своей жизнью. Оно прыгало по буквам, мы не успевали читать что оно выводит. В нас стали лететь все кирпичи, трубы, мешки и коробки, находящиеся в подвале. Мы схватили свечи и побежали прочь. Нам в спины летел стройматериал. Меня ударило кирпичом в спину, Алиса получила трубой по ногам. Мы рвались к выходу с дикими воплями, кирпич резко отодвинулся и дверь захлопнулась. Кирпич полетел к нам. Мы успели увернутся и побежали в те комнаты, где были окошки. Алиса встала одной ногой на стул, стоявший под окном и оттолкнулась от пола. Девушка схватилась за решетку и стала звать на помощь. Ножка стула под ногами Алисы подломилась, от неожиданности подруга не удержалась и с размаху треснулась об цементный пол.
- Алис, что с тобой? - я поднимала подругу, надеясь, что она в сознании. У нее была разбита губа, пальцы были обцарапаны. Девушка с трудом поднялась на ноги и рванула вон из это комнаты, что есть силы, схватив при этом меня за руку. Мы увидели дверь, хотели пройти в нее. Только мы встали в проходе, как еле державшаяся на петлях дверь резко захлопнулась. По бокам стекала кровь, мы валялись на грязном полу, пришибленные дверью. Пока мы пытались встать, для нас готовилась новая ловушка. В комнате стоял мешок с песком. Узел медленно развязался, мешок поднялся наверх и завис над нашими головами. Две секунды - и мы в песке. Мы закричали и стали отряхивать волосы, в это время песок летел нам в глаза. На ощупь мы выбежали из помещения, на ходу вытирая глаза. В подвале была кромешная тьма, свечек у нас больше не было- моя погасла, Алиса потеряла свою, также как и спички. Искать свечки и спички в темноте во время подобной атаки- не самая лучшая идея. Но тут в конце коридора забрезжил свет.
- Мы умерли?! - ляпнула я, не подумав.
- Не волнуйся, девочка, все еще впереди... - мы услышали страшный голос, который звучал будто в голове. От него закладывало уши. Мы увидели, что свет исходит от того духа, который приходил к нам во сне. Расплывчатая сфера стала приобретать форму человека. Под нашими ногами пробежала мышь, один злобный взгляд призрака - несчастного грызуна прибило к стене. Под маленьким тельцем появилось бордовое пятнышко, глаза призрака сразу же стали такого же насыщенного цвета. Лапы (не знаю, можно ли назвать это руками) потянулись к нам. Мы завопили и рванули, что есть духу.
Я и подруга бежали, расставив руки. Я споткнулась обо что-то холодное и шершавое и упала лицом об ведро. С разбитого носа потекла кровь. Кажется, я его не просто разбила, а сломала. Дышать стало тяжелее. Я обнаружила, что споткнулась об трубу. Алиса пыталась поднять меня, я схватила трубу и мы побежали к выходу. Я сказала Алисе взять кирпич, она послушалась и я стала дергать дверь. Не поддается. Но ее даже не на что запирать, ведь нет ни замка, ни защелки! Я замахнулась трубой. Подруга стала колотить дверь кирпичом. После двух ударов трубой и пяти ударов кирпичом мы смогли проломить древесину и выбраться на свободу. Мы взялись за руки и побежали вверх по лестнице ко мне домой. Дома мы обработали раны, смыли кровь и грязь. Время было 23:52. Мы удивились, как так быстро прошло время. Нам было очень страшно, поэтому Алиса осталась у меня на ночевку. Прошло уже полтора года, а нам все еще страшно проходить мимо зловещей двери, но призрак нас больше не беспокоил.

256

Мертвая машина

Один мой приятель, назовем его условно Евгений, приобрел поддержанный автомобиль. Он был очень рад покупке, так как считал, что приобрел автомашину очень даже удачно и недорого. Машина действительно была в неплохом состоянии. Встретив приятеля через месяц, я поинтересовался:
- Как машина, нравится, ты доволен ей?
- Я на ней не езжу, а хочу быстрее избавиться от нее, - ответил он.
- Ты же долго откладывал деньги, что случилось?
- Понимаешь, когда я стал ездить на машине, то вначале было все нормально. Постепенно садясь за руль, я стал чувствовать вначале дискомфорт. Постепенно, чем больше я ездил на машине, на меня стало накатываться чувство тревоги, которое постепенно переходило в страх, а далее на меня накатывала волна ужаса и какой-то полной обреченности, которую перебороть невозможно. Я судорожно вцеплялся в руль и еле остановил машину. Я ничего понять не мог, выйдя из машины, все сразу проходило. Садясь снова за руль, все повторялось, причем не обязательно было ехать куда-то, просто достаточно было находиться в машине. Ощущения в машине были кошмарными, контроль я терял полностью. Последний раз я ее бросил на улице и приволок в гараж на эвакуаторе. Там она и стоит. Я пробил историю автомобиля, и выяснилось, что полгода назад в нем, в результате аварии, погибла женщина, причем скончалась она прямо в автомобиле. Волшебники-костоправы автомобиль восстановили, и его мне продал муж погибшей. У меня сложилось предположение, что автомашина запомнила то, что почувствовала женщина перед смертью. В общем, я дал объявление и постараюсь быстрее избавиться от проклятого автомобиля. Больше за руль этого авто я не сяду. Теперь я знаю, что чувствует человек, перед смертью, когда видит, что погибнет, и спасения нет.

Встретив меня через неделю, Евгений с радостью сообщил, что машину он продал дешевле, чем купил и не сожалеет об этом.

Дней через десять, я поинтересовался у Евгения, не пытаются ли новые хозяева вернуть ему автомобиль, он сообщил, что, слава богу, нет, а если и будут его искать, то им придется за ним побегать, так как назад он ее не возьмет.

Я слышал мнение, что не рекомендуется приобретать определенный перечень вещей бывших в употреблении, например диваны и кровати. Я думаю, в этом есть определенная доля истины, так как спать на кровати, на которой кто-то скончался, было бы как-то некомфортно, даже если об этом ты и знать не будешь.

В заключение, хочу всем уважаемым посетителям сайта пожелать, чтобы у всех была бы возможность приобретать любые и только новые вещи.

257

Великолепный дар

В этой истории речь пойдет обо мне. У меня "с природы" цвет кожи нереально бледный, несмотря на свою бледность, я наношу тональный крем бледнее на два тона. Глаза большие и я обвожу их черным карандашом. Одеваюсь ярко. Когда я иду по улице зимой (или в плохую погоду летом), меня обходят стороной. Да и друзья считают меня "ходячим трупом". Это не самое странное во мне. У меня есть самый наиобыкновенный дар. Я умею видеть и разговаривать с духами. В детстве я считала, что их видят все. Но чуть позже, поняла, что вижу их только я. Меня это не удивило. А сейчас хочу вам рассказать, как проявился этот дар.

Была весна. Моя одноклассница пригласила меня на день рождение, которое должно было состояться сразу после школы. Мы шли к её дому. Все бы хорошо, но в одном из дворов были нарисованы символы дьявола, глаза. Они располагались вокруг нас. Мы не заметили, как попали в "треугольник". Все начали паниковать. Но как всем известно, если через час не очиститься, то умрет кто-то из близких. Нам было страшно. Дойдя до дома, одна из подруг начала проводить обряд очищения. Вроде бы ничего не случилось, но у той подруги, через час-два умер брат. Все. Нечего страшного не случилось. Но я думаю, что именно это помогло моему дару проявиться.

До моего дня рождения все было хорошо. Но, свой день я хотела провести в необычном месте. Нас было семь: Я, Марина, Ангелина, Ната, Рома, Макс, Даниил. Саша предложила пойти в бывшее бомбоубежище, которое находилось в лесу, около города. Немного о бомбоубежище: подземелье, сделанное из железа, вниз три яруса. В военные годы оно служило как морг, там запирали смертельно больных и умственно отсталых людей, в том числе и детей. Мы находили много черепов, костей, но не обращали внимания.

Так вот, пришли мы туда, поговорили, посидели на кроватях, пофотографировались. Ангелина, сидя на старой тумбочке, начала плакать, у нее началась истерика. Мы все услышали слабый хохот ребенка и двери в бомбоубежище со скрипом начали закрываться. Все ринулись к выходу. Но Ната поскользнулась и не могла встать. Тогда Рома поступил героически, он взял Наташу на руки и понес к выходу. Они еле как выбрались от туда. По близости людей не было. Да и двери были тяжелые, наподдаваемые. Мы так и не поняли, кто смог их сдвинуть с места, еще и закрыть железные, забетонированные двери. Мы пошли к городу.

Нам не хватило всего того, что произошло. Мы решили сходить еще раз, проверить. Добрались достаточно быстро. Двери были открыты. Вооружившись фонариками, мы оставили Макса сторожить дверь, а сами пошли на поиски.

- Вон! Смотрите! - Громко крикнула Марина, показывая на одну из старых кроватей. На ней лежало что-то белое, полупрозрачное. Это существо сначала подошло к нам, я увидела пустые, черные глазницы и большую улыбку. Улыбки покойников не к добру. Оно вплотную подошло к Марине, а потом скрылось под кроватью. Подруга встала на колени и начала кричать: "Выходи! Я знаю, что ты там! Быстро покажись! Я от тебя не отстану!". Не дождавшись ответа, она начала метаться по ярусам. Крича одни и те же слова. Рома поймал её и сразу отшвырнул к углу. Она ударилась головой и упала на пол. Глаза её были открыты, но не радужки, не зрачков не было. А рот как у мертвого был открыт. Даниил, самый сильный из нас, поднял Марину и понес к выходу. Мы долго ждали, когда Марина очнется. Но не дождались, повезли её в больницу, там нам сказали, что она просто переволновалась и упала в обморок. Про то, что мы ударили её об угол, решили не говорить. Все.

До Halloween было все спокойно. В ночь с тридцать первого на первое моя одноклассница пригласила девчонок: Меня, Она (Вика), Марина, Ангелина, Вероника и Кристина. В час ночи, Марина постелила ватман, написала там слова на Латыни, зажгла три свечи и сказала: "Пусть придет к нам дух. Что прогнал из бомбоубежища!" За ней, появились три бело-синие фигуры, напоминающие людей, но намного выше. Одна, самая маленькая фигура, подошла ко мне и сказала: "Ты меня видишь, а они нет. Вот на сколько люди невнимательны, они даже не могут увидеть, что перед ними!" По комнате раздался страшный детский хохот. Я потеряла сознание. Когда очнулась, все столпились рядом.
- Что случилось? - еле как произнесла я.
- Ты начала с кем-то разговаривать и отрубилась. - сказала Марина и отошла.
Все 3 часа, что мы не спали, я видела того мальчика. Он был маленьким и синим... Но как человек, в полосатых шортиках и красненькой футболке. Глаза у него отсутствовали.

После этого я начала видеть своего друга, который умер 6 лет назад. Он мне часто помогает по жизни. Я его прошу следить за интересующими меня людьми.

Вот так появился мой дар. Сейчас я его смогла развить, я вижу свое будущее, могу читать малую часть мыслей людей и конечно же вижу духов.

258

кошмар моей жизни

Привет всем хочу рассказать историю которая произошла сомной 2 года назад . Я молодой парень всего 25 . Дело было 2 года назад у меня был рейс владивосток - благовещенск как обычно я выехал ночью . В районе 3 ночи я встал на тинкане по нужде . И тут всё начинается , подходит комне девчонка лет 18 и просит довезти её до кремово это в сторону спасска , ну думаю довезу молодая красивая посадил в машину поехали , лето а в машине дубак , спрашиваю у её те нехолодно а в ответ тишина включил печку , и покатили зашел раговор промаю жизнь у меня волосы на заднице за шевелились когда она начала говорить о бомне . Вобщем суть такая расказала за мою жизнь полностью совподение 100% я охренел .Дальше было интереснее я спросил адрес а она мне сказала я её довез как положено до дому .и поехал. Думаю обратно ехать буду и заеду. Проходит время еду домой заеду до неё чем черт нешутит . Стучусь в дверь открывает её мама , я спрашиваю аня дома ? Она на меня смотрит и говорит парень ты болен? говорю что я её довез и заехал на чай посидеть поговорить . Она меня взяла за руку и повела . Пришли мы на кладбище я опешил аня умерла пять лет назад. А когда разговорились с её мамой я сказал где я её подобрал. Она показала где её сбила машина . Я досиньор в шоке. Вобщем хотите верьте хотите нет.

259

Малоизвестные версии популярных сказок.

1. Пиноккио
В исходной истории, написанной Карло Коллоди, и опубликованной в 1883 году, Пиноккио засыпает перед огнем и его ноги сгорают, перед этим он убивает Говорящего сверчка, который его поучает, деревянным молотком.

После этого Пиноккио превращают в осла, привязывают к камню и бросают со скалы. До этого покупатель покупает Пиноккио в виде осла для того, чтобы сделать из его шкуры барабан. На протяжении всей истории его преследуют, издеваются над ним и сажают в тюрьму.

2. Белоснежка
В сюжете, рассказанном братьями Гримм в 1812 году, завистливая мама (а не мачеха!) Белоснежки посылает егеря для того, чтобы он принес легкое и печень девушки, которые мать собиралась засолить, приготовить и съесть.

Также в сказке братьев Гримм включено наказание жестокой матери. По сюжету она появляется на свадьбе Белоснежки в раскаленных железных башмаках и танцует в них, пока не падает замертво.

3. Красная шапочка
В истории, на основе которой Перро создал версию сказки «Красная шапочка» 1697 года, волк, переодетый в бабушку, которую он недавно проглотил, был оборотнем. Он предлагает Красной шапочке раздеться и присоединится к нему в постель, выбросив одежду в огонь. По одним версиям волк съедает девочку, когда она оказывается у него в постели и сказка заканчивается. По другой Красная шапочка говорит волку, что ей нужно в туалет и ей не хочется делать «это» в постели, после чего девочке удается сбежать.

Возможно, это более позитивный конец сказки, чем в версии Перро, когда девочку съедает волк, или первой версии братьев Гримм 1812 года,по которой дровосек освобождает ее и ее бабушку, разрезав живот волка.

4. Золушка
В 7-ом тираже коллекции братьев Гримм 1857 года, сюжет был намного мрачнее, чем тот что мы узнали в пересказе Шарля Перро за 200 лет до этого. В этой версии сводные сестры Золушки красивые и злые, как их мачеха в отчаянии от того, что не могут влезть в золотую туфельку, отрезают свой собственный палец (первая сестра) и пятку (вторая сестра).

Голуби замечают, что башмачки наполняются кровью. Принц понимает, что Золушка и есть та единственная, в то время как голуби выклевывают глаза сестер и мачехи за их злодеяния.

5. Спящая красавица
В коллекции сказок 1634 года итальянского сказочника Джамбаттиста Базиле, который одним из первых записал сказки, впоследствии пересказанными Шарлем Перро и братьями Гримм, девушке под ноготь попадает волокно льна, которое ее укололо, и от которого та засыпает.

Принц, нашедший Спящую красавицу, считает ее такой неотразимой, что насилует ее, несмотря на мертвый сон. Через девять месяцев у нее рождаются близнецы, тоже во сне. Пробуждается же красавица только после того, как один из детей в поисках груди присасывается к ее пальцу и вытаскивает волокно.

6. Крысолов
Самый известный сегодня вариант сказки о Крысолове, в двух словах, таков: город Гамельн подвергся нашествию полчища крыс. И тут появился человек с дудочкой и предложил избавить город от грызунов. Жители Гамельна согласились заплатить щедрое вознаграждение, и крысолов выполнил свою часть договора. Когда дело дошло до оплаты – горожане, что называется, «кинули» своего спасителя. И тогда Крысолов решил избавить город от детей тоже!

В более современных версиях, Крысолов заманил детей в пещеру подальше от города и как только жадные горожане расплатились, отправил всех по домам. В оригинале Крысолов завёл детей в реку, и они утонули (кроме одного хромоножки, который отстал от всех).

7. Русалочка
У Диснея фильм про Русалочку заканчивается пышной свадьбой Ариэль и Эрика, на которой веселятся не только люди, но и морские жители. Но в первой версии, которую написал Ганс Христиан Андерсен, принц женится на совершенно другой принцессе, а убитой горем Русалочке предлагают нож, который она, чтобы спастись, должна вонзить в сердце принца. Вместо этого бедное дитя прыгает в море и умирает, превратившись в морскую пену.

Затем Андерсен слегка смягчил концовку, и Русалочка становилась уже не морской пеной, а «дочерью воздуха», которая ждёт своей очереди, чтобы отправиться на небеса. Но всё равно это был очень печальный конец.

8. Румпельштильцхен
Эта сказка отличается от остальных тем, что была модифицирована самим автором, который решил нагнать ещё большей жути. В первом варианте злой карлик Румпельштильцхен плетёт для юной девушки золотые нити из соломы, чтобы она могла избежать казни. За свою помощь он требует отдать ему будущего первенца. Девушка соглашается – но когда время расплаты приходит, она, естественно, не может этого сделать. И тогда карлик обещает, что освободит её от обязательства, если она угадает его имя. Подслушав песенку, в которой карлик напевал своё имя, молодая мать избавляется от необходимости уплачивать страшный долг. Посрамлённый Румпельштильцхен убегает прочь, и этим всё заканчивается.
Второй вариант куда более кровавый. Румпельштильцхен от злости так топает ногой, что его правая ступня погружается глубоко в землю. Пытаясь выбраться, карлик разрывает себя пополам.

9. Три медведя
В этой милой сказке фигурирует маленькая златовласая девочка, которая заблудилась в лесу и попала в дом трёх медведей. Ребёнок ест их еду, сидит на их стульях, и засыпает на постели медвежонка. Когда медведи возвращаются, девочка просыпается и от страха сбегает в окно.

У этой сказки (опубликованной впервые в 1837 году) целых два оригинала. В первом медведи находят девочку, разрывают её и съедают. Во втором – вместо златовласки появляется маленькая старушка, которая, после того, как её будят медведи, выпрыгивает в окно и ломает себе то ли ногу, то ли шею.

10. Гензель и Гретель.
В самом популярном варианте этой сказки двое маленьких детей, потерявшихся в лесу, набредают на пряничный домик, в котором живёт ужасная ведьма-людоедка. Дети вынуждены выполнять всю работу по дому, пока старуха откармливает их, чтобы в конце концов съесть. Но дети проявляют смекалку, бросают ведьму в огонь, и сбегают.

В ранней версии сказки (которая называлась «Потерявшиеся дети») вместо ведьмы фигурировал сам дьявол. Дети его перехитрили (и пытались расправиться с ним примерно таким же образом, как Гензель и Гретель с ведьмой), но он сумел спастись, соорудил козлы для пилки дров, после чего велел детям взобраться и лечь на них вместо брёвен. Дети притворились, что не знают, как правильно лечь на козлы, и тогда дьявол велел своей жене продемонстрировать, как это делается. Улучив момент, дети перепиливают ей горло и сбегают.

260

Материнское проклятие

Хочу поделиться историей, которая в свое время произвела на меня глубокое впечатление. Я никогда не придавала большого значения словам. Сказано и сказано. Неприятно – пережил и забыл. В то, что слова психологически могут ранить и болеть очень долго, я знала, но чтобы они могли мистическим образом развалить жизнь человека, мне как-то не верилось. Возможно, напрасно.
Тоня жила в деревне, в большой семье. С утра до ночи работа, огород, скотина, уборка-готовка, а еще забота о младших братьях и сестрах. На радости юности времени не оставалось, а ведь еще хотелось учиться. Мы, имея возможность получить образование, относимся к этому как к чему-то само собой разумеющемуся, некоторым же приходится долго уговаривать своих родных, чтобы им было позволено выучиться. Так получилось и у Тони. Она очень хотела уехать в город и поступить в институт, мать категорически была против того, чтобы отпускать дочь. Лишиться пары таких работящих рук! Нет, не поедешь и точка. Взрывной характер матери передался по наследству и дочке, так что ссора вышла отвратительная. Обе кричали, а когда обе стороны исчерпали все аргументы, мать поставила ультиматум: «Уедешь – прокляну!». Нашла коса на камень – дочь развернулась, и ушла собирать вещи. Так и уехала, осыпаемая проклятьями матери, сулившими несчастья от детей. Приехав в город, Тоня поступила учиться, а потом устроилась на работу. Повстречала хорошего парня, вышла замуж. Родила сына, и через небольшой промежуток еще одного. Счастье омрачало одно – ссора с матерью, которую она крепко любила, несмотря на все разногласия. Решившись поехать помириться, она стала подумывать, как бы ей на время поездки пристроить детей, и тут ей снится сон, будто приезжает она к матери, обнимает ее, и внезапно видит, что обнимает она не мать, а скелет. Кое-как уговорив свекровь приглядеть за детьми, Тоня помчалась домой. Как оказалось – не успела совсем немного. Мать умерла накануне, отчаянно жалея, что не помирилась с дочкой, которую давно уже простила. Но сказанные слова вернуть сложно. Первый сын ведет непутевую жизнь, итогом которой становится суицид. И как мать не берегла второго, уберечь все равно не удалось. Сначала неудачная женитьба, а потом в одночасье рухнуло все, что строилось долгие годы – он оказался не нужен ни жене, ни дочери, которые выкачивали из него деньги, пока было можно, а как стало нельзя – попытались лишить последнего, что было. Он сказал мне тогда: «Если бы дочь хоть слово мне сказала по-человечески, я бы нашел силы продолжать. Но ее интересуют только мои квартира и дача, больше ничего. Вообще ничего. Я ничего больше не хочу, я устал». Оглянувшись на свою жизнь, несмотря на то, что он был еще вполне молод, ему не захотелось начинать сначала. Он запил от горя, и вскоре умер. Услышав, какими словами проводила его в последний путь дочь, я поняла, что проклятье, посланное так давно его бабушкой в адрес его мамы, упало и на него тоже. Он пережил мать совсем немного, она видела, что он катится в пропасть, но помочь ничем не смогла. Она жила вдвоем с внучкой, которая планомерно доводила ее до слез, распуская о ней самые невероятные гадкие слухи, устраивая скандалы, выговаривая, как она ей мешает, и прямо намекая, что бедной Антонине нужно убираться из собственного дома, дабы не мешать ей получать все удовольствия от жизни. Словами не ограничивалось – внучка поднимала на бабушку руку, и в итоге Тоня заболела раком… Страшный, мучительный конец. Я узнала эту историю не так давно, а до этого часто про себя удивлялась – отчего же Тонечке так не везет с детьми, и настолько не повезло с внучкой? Как прокляли ее – сказала я матери. И услышала от нее эту историю. Сломало ли Тонину судьбу и судьбу ее детей то, вырвавшееся сгоряча проклятие, или вся эта история лишь череда трагических совпадений? Я не могу сказать со всей определенностью. Но замечу, что часто недоброе пожелание негативно сказывается на людях, в чей адрес оно было высказано. И думаю, как бы мы ни были сердиты, за словами нужно очень внимательно следить, ведь мы, сердцем того не желая, в минутном раздражении, можем «навесить» на самых своих дорогих людей такую беду, какую не пожелаешь и врагу. И минутная ссора обернется страшной трагедией не только для участников ссоры, а прорастет в будущее, коверкая судьбы ни в чем не повинных людей. Мне было очень тяжело писать эту историю, потому что многих ее участников я знала лично и очень любила. Но надеюсь, что кому-нибудь, если не дай Бог в разгаре ссоры захочется выкрикнуть страшное слово «проклинаю», вспомнится эта история, и слово это останется несказанным.


Вы здесь » Новогрудок 323 » Кино, театр, книги... » Городские Легенды. Страшные истории.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC