Новогрудок 323

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Новогрудок 323 » Кино, театр, книги... » Городские Легенды. Страшные истории.


Городские Легенды. Страшные истории.

Сообщений 51 страница 60 из 409

1

Все истории взяты из интернета - кочуют с сайта на сайт, поэтому первоисточник указать сложно, указывать не буду. Если форумчанам понравится этот раздел и они смогут предоставить свои истории в тему - указывайте по возможности источник или авторство. Приятных кошмаров!

51

http://ts01.imagefiles.me/tpic/1cee16c8efe9551d2bcb46790c7af879/78234232.p.500.500.0.jpg

Девочка с мячиком

Всем привет! Хочу рассказать историю про школу, в которой я училась. Жила и училась я раньше в селе. Эту историю я услышала от своей первой учительницы. Она рассказывала ее мне и маме (они вместе работают в школе, еще и лучшие подруги) Наша школа построена на старом кладбище, рядом с футбольным полем еще остался маленький отгороженный участок кладбища и еще рядом разрушенная церковь. Так вот. Когда облагораживали школьный двор, делали клумбы, вскапывали землю, находили человеческие кости из старых могил. Раньше я ничего подобного не слышала, только спустя несколько лет как окончила школу. Вот история.

У нас в школе, учителя, часто остаются дежурить до прихода охраны. И вот учительница в тот день осталась на дежурстве, т.к. она преподаватель начальных классов, ее класс располагался на третьем этаже. Зима, темнеет рано. Она решила полить цветы в коридоре на подоконниках. Идет значит, поливает, (свет горел только в классе, в коридоре было темно, свет из класса освещал только небольшую площадь коридора), а сзади как будто кто-то по пятам за ней идет, будто ребенок идет и мячиком о пол бьет. Не раз она такое слышала и ощущала, говорит: «Жутко и мурашки бегут. Холодней даже становится. Сначала думала эхо просто отдает от моих шагов, а потом прислушаюсь, вроде остановилась уже, а за спиной чуть с запозданием шаги затихают.»

Да и женщина, которая в охране у нас работает рассказывала: Муж в командировку уехал, старшая дочь в городе учится, младшую одну не оставишь, вот и пришлось с собой взять в школу. Дежурят они значит вместе, дочка по первому этажу бегает, играет (дочка в тот момент только в подготовительный класс ходила), а сама в столовую пошла, проверить что-то. Через какое-то время к ней дочка забегает в столовую (в школе естественно никого не было) и говорит:»Мама, а что там за девочка бегает по школе, с мячиком?». Мама:»Какая еще девочка?» И дочка пошла показывать девочку. Никакую девочку она конечно не увидела. Мать тогда не на шутку испугалась, закрылись они в кабинете завхоза так и просидели там до конца смены. И слышно было как кто-то по коридору бегает в мячик играет.

Хотите верьте, хотите нет, но мне жутковато стало после таких рассказов. Взрослые люди рассказывали, не думаю, что это выдумки.

52

http://ts02.imagefiles.me/tpic/a7811197a1e72b8d56833ce29a94b992/78295329.p.500.500.0.jpg

Деревня каннибалов

В далёком 96-м году, когда я был босоногим студентом, любил я искать приключения. И был у меня друг по кличке Щавель. Так вот, мы с Щавелем, как только появлялось свободное от учёбы время, сразу же находили себе новое приключение. На двоих мы купили, помню, раздолбанный жигулёнок, чтобы можно было искать приключения на обширной территории и, будучи парнями не криворукими, смастерили из него вполне рабочий автомобиль.

Так вот, 96-й год, январь, сессия закрыта, каникулы, делать нечего. Зима в тот год, помню выдалась не самая морозная и на улице можно было даже лепить снежную бабу, так как температура была около нуля и снега было очень много. Сижу я в общежитии, леплю фигурки из пластилина. Вот уже больше пятнадцати лет прошло, но люблю это занятие до сих пор. Хотя сейчас это делаю зачастую чтобы успокоить психику, которая была безвозвратно искалечена в далёком 96-м...

Но, собственно, обо всём по порядку.

Сижу, значит, леплю фигурку. Как сейчас помню - смешного динозаврика в мотоциклетном шлеме. И тут в комнату влетает счастливый Щавель. В тот день он, наконец, добился девушки, за которой долго ухаживал, но радостный он был не по этому поводу. До Щавеля дошли слухи, что неподалёку от нашего города есть «деревня каннибалов». Я, естественно, рассмеялся в лицо Щавелю, сразу сказав, что это бред. Но Щавель настаивал на своём и изложил легенду.

Разруха в стране, обнищавшее поселение, спившиеся люди. Сначала с голода начали забивать и есть друг друга, потом начали промышлять тем, что мастерили на шоссе ловушки, чтобы грабить и есть несчастных ротозеев-автомобилистов. И пояснил ещё - мол, для человека человечье мясо - самое лучшее и единожды попробовавший будет потом испытывать тягу к нему до смерти.

Я опять рассмеялся, но ради смеха согласился разведать, что там как. Щавель достал карту области и указал на ней где находится поселение. Как сейчас помню название - село Лучезарное. А рядом ещё сёла Нижние Грязи и Весёлая Жизнь. «Весело там у них», - почёсывая затылок, сказал тогда я.

Не теряя времени даром, смели в рюкзак пару банок тушёнки, спички, бутылку водки (хоть сами и не пили, но всегда на всякий случай брали с собой), пару фонарей, сигнальную ракетницу и бжо. Бжо - это такая медная монетка с вычеканенной улыбающиеся мордашкой с обеих сторон. Нашли её в одном месте и с тех пор всегда таскали её с собой на удачу.

Отправились, чтобы было страшнее, специально под вечер. Ехать до Лучезарного нужно было чуть меньше часа.

И вот мы, не торопясь, весело болтая, ехали навстречу приключениям. Я тогда ещё начал смеяться, мол, вот уж бред, алкаши-каннибалы. Но Щавель сделался на редкость серьёзным и начал заверять меня, что во всё это верит и что ему действительно страшно. А тем временем шоссе темнело, попутных машин было всё меньше и обстановка сама собой становилась нагнетающей.

Щавель изложил план - оставляем машину где-то в районе Грязей и дальше окольными путями движемся к Лучезарному. Я, дабы не портить атмосферу, согласился с ним. Нужно же было погрузиться в ощущение кошмара и плохих предчувствий.

Так и я постепенно терял свой скептицизм и начинал задаваться вопросом: а что, если всё это правда? Если в городах население одичало, грабит и убивает друг друга пачками, то что творится в глубинке?

И вот, уже молча, каждый думая о своём, мы добрались до деревни Нижние Грязи. Свернули, не доезжая до неё метров триста, на просёлочную дорогу, чуть проехали по ней и оставили там машину. Одетые в берцы и камуфляж, двинулись через заросли к месту назначения.

Нижние Грязи полностью соответствовали своему названию. Сгорбившиеся домишки, развалившаяся ржавая детская площадка, замёрзшее дерьмо повсюду и горы мусора и снега. При этом - ни единой живой души.

«Это с Лучезарного всех сожрали», - сказал я тогда, то ли в шутку, то ли серьёзно. Щавель в ответ нервно посмеялся. Разведав Грязи, небольшой посёлок, мы убедились, что он действительно вымер. И нам стало по-настоящему страшно. Отчасти от вида опустелых хуторов, отчасти оттого, что мы отчётливо чувствовали чьё-то присутствие.

Что-то живое бродило по селу, кроме нас. «Наверное, это собаки», - решили мы.

Посовещавшись, обсуждая возможность вернуться к машине и уехать домой, подальше от этого проклятого места, мы решили таки дойти до конца. Напрасно - нужно было убираться оттуда так быстро, как мы только могли, не оглядываясь.

Пройдя через лесок, добрались до Лучезарного. Лучезарное ничем не отличалось от Грязей. Такое же заброшенное село, только без детской площадки. Признаков жизни также не наблюдалось. Кроме смутного ощущения чьего-то присутствия - но мы списали его на паранойю.

Одновременно облегчённо вздохнув и разочарованно сплюнув, мы решили перекурить и определиться, что делать дальше.

Казалось бы, вот оно - валите к машине и убирайтесь ко всем чертям. Но молодость и азарт не давали нам покоя. Мы решили забраться в какой-нибудь дом и заночевать там.

Взломать полусгнивший дом трудностей не составило. В доме ещё оставалась мебель. Мы принялись изучать покоящееся в доме добро. Кроме советской мебели, на первый взгляд ничего интересного не было. Но когда мы наткнулись на фотографии, по нашим телам пробежал холодок. Лица на всех фотографиях были размыты. На немногочисленных портретах на стенах - в том числе. Мы нашли в шкафу несколько семейных фотоальбомов, изучили все фотографии. Каждый раз одно и тоже. Взрослые, дети, старики - лиц не разобрать. Можно было понять, что в этом доме жила семейная пара с тремя детьми и одной старушкой. Кроме них, встречались фотографии ещё других родственников, но с лицами тоже была какая-то беда.

Любопытство разгоралось в нас. Мы взломали ещё один дом. Принялись искать ещё фотографии - и, к нашему ужасу, нашли. Та же история - лица размыты...

Перепугавшись не на шутку из-за этой чертовщины, мы решили от греха подальше убраться оттуда. Быстрым шагом мы направились к машине. Я шёл первым и что-то говорил, чтобы было не так страшно. Назад не оглядывался. И тут, замолкнув, я понял, что не слышу шагов Щавеля. Я обернулся - за мной никто не шёл.

Душа ушла в пятки, тело начала колотить дрожь, на глаза начали наворачиваться слёзы. Я пытался убедить себя, что Щавель меня разыгрывает.

Робко покричав его имя и не услышав ответа, я, проклиная свою судьбу, отправился на его поиски. Вернулся в Лучезарное. Первым делом я заглянул в тот самый дом, который мы взломали сначала. То, что я там увидел, заставило меня сначала оцепенеть от ужаса, затем бежать со всех ног.

Я увидел, что на полу сидит завёрнутая в лохмотья старуха и гладит лежащую на коленях отрубленную голову Щавеля.

Я бежал, как Форрест Гамп, быстрее, чем Хусейн Болт. Бежал, пока не споткнулся о корягу и не шмякнулся оземь. Тогда я оглянулся и понял, что меня преследуют. Тёмные силуэты приближались ко мне. Я собрал все силы и побежал ещё быстрее, чем раньше. Слышал чей-то зловещий смех. Бежал очень долго, чувствовал, что силы вот-вот покинут меня, но я не видел спасенья впереди. Только лес, тёмный лес. Я помнил, что через этот лес мы шли не так долго, я давно должен был уже выбежать к машине, но тьма не хотела расступаться передо мной. Я понял, что меня окружают. Отвратительные голоса и смех становились всё отчётливее.

У меня начало жутко колоть в печени и темнеть в глазах. Я потерял силы, упал и взвыл, как раненый зверь. Перед глазами всё плыло. Я слышал перешёптывания и смешки. Я начал сходить с ума. Услышал потрескивание кустов и приближающиеся шаги.

Дальше я погрузился в забытье. Я помню, что во сне ко мне пришла моя прабабка, к которой я ездил каждое лето, будучи совсем ребёнком. Помню, что она во сне сказала мне: «Вот видишь, недаром я наложила на тебя оберег от тёмных сил».

И вот сейчас, шестнадцать лет спустя, я решил поведать эту историю. Кстати, у меня теперь вместо ног протезы.

Нашли меня тогда с обрубленными ногами на обочине неподалёку от Лучезарного. Как я не скончался от потери крови, заражения или прочих сопутствующих потере ног вещей - я не знаю. Как не знаю, что вообще тогда произошло. Тело Щавеля так и не нашли.

Никаких фотографий тоже никто не находил. Теперь по ночам в темноте я слышу эти перешёптывания и смех. Как только выключу свет и лягу в кровать, я снова оказываюсь в том лесу...

Я никому не говорю, что храню одну фотографию. Я получил её по почте, спустя сорок дней с той злополучной ночи. На ней запечатлены мы со Щавелем. Мы сидим в обнимку. В том самом доме в Лучезарном. Лица на фотографии размыты.

53

http://ts01.imagefiles.me/tpic/69da04e7205e0b27ad6c301bfff5165a/69986792.p.500.500.0.jpg

Висельник
Я не знаю, как нынешние школьники борются с плохими отметками в дневниках. Мы, помню, и странички вырывали, и лезвием сдирали двояк, а то и вовсе выбрасывали тетради в кусты.
Мой двоюродный брат Сашка в школе был отличником и всезнайкой, метил на золотую медаль, но так ее и не получил из-за одной неприятной особы.
- Знаешь, сестренка, есть такие люди, что им лучше не попадаться на глаза, если ты им почему-то не понравился, - сказал мне Сашка. – В девятом классе в нашу школу пришла молоденькая физичка – Ольга Павловна. Наш старый физик внезапно умер, и Ольга заняла его место.

Училка оказалась личностью отвратительной: скандальная, придирчивая, истеричная. До сих пор не пойму, чем я Ольге Павловне не понравился. Причем с первого взгляда. Физику я уважал и знал неплохо, у предыдущего преподавателя был на хорошем счету, участвовал в разных олимпиадах. Ольга Павловна же взъелась на меня не на шутку, и я не знал на какой козе к ней подъехать, - не хамил, не опаздывал, не прогуливал и все равно нарывался на насмешки и замечания. Считала она меня просто идиотом и выскочкой, и все тут. Все то можно было потерпеть, но она ведь серьезно гробила мой аттестат. Занижала оценки, и я постепенно с пятерок катился на трояки, что для меня было вообще дико.

Когда наша классная руководительница загремела на больничную койку с переломом ноги, ее к моему ужасу заменили Ольгой Павловной, и она стала пить мою кровушку бесперебойно. Жития мне не стало – хоть из школы беги, так еще более туго, Ольга каким-то образом сумела убедить остальных учителей, что я лентяй и полный идиот, и теперь те, кто мной гордился ранее, сочувственно качали головой, на меня глядя: «Что ж ты так, Сашенька, опустился-то?»

Это уже было выше моих сил, и я однажды разоткровенничался со своим другом Колькой:
- Кой черт эту Ольгу – мегеру к нам в школу занес. Жили без нее припеваючи. А теперь я готов лампу Алладина тереть, чтоб ее какой-нибудь джин уволок. Ни видать мне медали – ни золотой, ни серебряной, черт возьми.
- Слышь, Санек, на счет лампы Алладина не знаю, но мой дед рассказывал, что есть в поселке Терны одно старое кладбище. За оградой там растет абрикосовое дерево, и возле дерева же похоронен один висельник. Самоубийцу принято ведь хоронить отдельно от остальных покойников. Дед говорит, что каждого пятого числа смельчаки могут наблюдать призрак этого несчастного висельника, он висит прямо на абрикосовой ветке. Так вот, того, кто осмелится подойти к нему и потрогать за ногу, ждет награда – висельник исполнит любое желание смельчака. Дед говорит, что крайняя потребность иногда гнала людей на этот погост, и они получали желаемое.
- Вот было бы классно, чтоб висельник эту кикимору из школы выдворил, - размечтался я.
- А чего попусту мечтать, Санек. Сегодня второе октября. Скажешь дома, что у меня на ночь остался, а сам поезжай к висельнику на погост. До Терновского поселка не так уж и далеко, ночи еще не морозные, главное, чтобы смелости хватило ночью по кладбищу гулять, - ответил Николай.
От Колькиного рассказа у меня пошел мороз по коже, но стоило мне вспомнить капризную физиономию физички, как я все для себя решил.

Четвертого числа в субботу я отпросился у родителей и пошел к Николаю, а от него, уже получив дополнительные инструкции, как себя вести, сел в автобус и поехал в поселок. Зная, что мне придется ждать долго, я прихватил Колькину куртку и пару бутербродов. Я быстро нашел искомое кладбище и нужную могилу, которая так заросла сорняком, что даже железный крест со стертой табличкой в них затерялся. Огромный абрикос старчески склонился над могилой бедолаги. У меня был вагон времени, были карманные деньги. До полуночи было еще далеко, и я пошел слоняться по незнакомым улочкам. Одно беспокоило меня – где ночевать? Да еще боялся, как бы родители не нагрянули к моему дружку с проверкой – сотовых телефонов тогда-то не было. Возле кладбища была небольшая церквушка, и я пошел поглазеть на иконы, не подозревая о тех ужасах, которые меня ждут ночью.

Я умно решил, что ожидать призрака будет удобней, находясь поодаль от его могилы, и затаился на чьей-то лавочке, укрытый разросшимися хвойными деревьями. Церковный сторож, как начало темнеть, запер кладбищенские ворота, и я остался один. Во время моей юности на погостах еще не было бомжей и разных странных личностей, поэтому единственно, чего я боялся, - это встречи с призраком.

Стемнело быстро, я съел бутерброды и закутался в куртку. Я вдруг понял, что сижу один в чужом районе, в темноте на кладбище, и никто не знает, что я здесь. На душе стало паршиво, но и отступать мне не хотелось – слишком далеко уже все зашло. Вдобавок стала портиться погода: пошел холодный дождь, поднялся ветер, и по небу заметались какие-то большие странные птицы. Они летали, разрезая крыльями воздух, как стрижи, но были крупнее и ворон, и стрижей, и даже на сов не были похожи. Летали в ночном небе быстро и абсолютно бесшумно, будто их заботой было лишь напугать меня. Я прилег на лавочку и нахлобучил на голову капюшон, чтобы не видеть этих тварей. Захотелось спать, быть может потому, что лавка подо мной стала мирно покачиваться, словно колыбель. «Стоп! А почему лавке качаться-то? Покойники встают, что ли?»

Я слетел со своего насеста как ужаленный. Хотел бежать, да ноги стали свинцовыми. Свалившись на четвереньки, я поднял глаза и увидел, что на дереве висит человек. Не помня себя от ужаса, я, тем не менее, пополз к призраку, а над головой, хлопая крыльями, летали эти твари. Я дополз до висячего призрака и из последних сил схватился за истлевшую штанину. Потом полный провал в памяти.

Очнулся в чужой комнате. Меня заметил церковный сторож и затащил в свою сторожку. Оказалось я не первый, кого он отпаивал чаем и приводил в порядок: таких чудаков, ищущих встречи с висельником, было много.
- Куда же вас несет к черту в зубы? Вот надоели, хоть увольняйся, - вздохнул он, пытаясь очистить от грязи мою одежду.

Поблагодарив мужика, я первым же автобусом двинулся домой. Колька встретил меня с распростертыми объятиями. Наш обман удался на славу – мои родители ничего не заметили. Я соврал, что упал в лужу, объясняя грязь на одежде. Я все рассказал Кольке о своих приключениях, нам обоим было интересно, исполнится ли мое желание.

Следующую неделю я пропустил: после моего приключения у меня случилась жуткая простуда с температурой, кашлем и слабостью. Когда я, подлечившись, пришел в класс, меня ждала новость: Ольга Павловна уволилась.
Как оказалось, в школе возник скандал в день аванса: у учительницы русского языка пропал кошелек. Учителя вычислили, кто заходил в учительскую, и обыскали тумбочки подозреваемых. Кошелек нашли в столике Ольги. Чтобы не раздувать скандала, ей предложили написать заявление по собственному желанию, что она и сделала. Мне даже стало ее жаль, было ясно, что ее подставили – вероятно, не одного меня она допекла. Мне оставалось только удивляться: ведь получается, висельник действительно исполнил мое желание. Я тихонько радовался избавлению, но недолго. Аттестат у меня все же был испорчен, ни о каких медалях речи быть не могло. Кроме того, спустя некоторое время у меня начались проблемы со здоровьем. Появились неприятности со щитовидной железой, было ощущение удавки на шее, и я часто просыпался, спасаясь от кошмара, в котором мне на шее затягивали петлю. Кошмары меня отпустили только год спустя, а со щитовидкой у меня проблемы до сих пор. Я теперь смотрю на свою проблему со стороны и думаю, почему я пошел к черту в зубы с такой никчемной просьбой, было бы за что таким испытаниям подвергаться. Да и учительницу жалко…

54

http://ts02.imagefiles.me/tpic/901d7294ab4fc8e234abc87856433f88/78294896.p.500.500.0.jpg

ДИАГНОЗ
Ночь. Еду на своем автомобиле, стрелка на спидометре показывает 110 км\ч. В машине негромко играет музыка и не особо мешают встречные автомобили. Выезжаю из-за поворота, впереди вижу грузовик, на его тенте висит табличка, написанная крупными буквами: «Осторожно, химическое вещество!» и ниже: «Лекарство для животных». Грузовик едет с достаточно низкой скоростью, тем самым создавая мне помеху. Догоняя грузовик, включаю левый поворотник, начинаю обгонять. Выезжаю на встречную полосу, давлю на газ, и вот-вот обгоню его.… С другого конца поворота выезжает встречная машина с фонарями дальнего света, из-за этого теряю ориентацию в пространстве. Сигналю ему, чтобы он отключил дальний свет, но это не помогает, будто он слепит меня назло, что очень часто встречается на дорогах. Включаю аварийную и давлю на газ еще сильнее, чтобы успеть обогнать грузовик. Но не успеваю... Резко выворачиваю руль вправо, попадаю под переднее колесо грузовика. Вылетаю через лобовое стекло, потому что не был пристегнут, и падаю на дорогу. Водитель грузовика пытается затормозить, но, не справившись с управлением, врезается в мою машину.
Лежу на дороге и не могу пошевелиться от боли. Приоткрыв глаза, вижу, как грузовик переворачивается. Из грузовика льется химическое вещество. Пытаюсь отползти от текущей ручьем отравы, но не могу. Вся моя правая нога в крови, яд попадает мне прямо в рану. Кричу от боли на всю улицу, вокруг останавливаются машины, из которых выбегают водители, кто то вызывают скорую помощь. Сам не заметил, как потерял сознание.

***

Просыпаюсь на больничной койке. Рядом стоит молодая медсестра с милой улыбкой.
- Ну, что? Очнулся наконец-то? Гонщик, блин... Врач сейчас подойдет.
Через пару минут в мою палату зашел врач. Мужчина средних лет, в белой рубашке с галстуком-бабочкой, сверху на нем был накинут белый халат. Я наблюдаю за тем, как он берет стул и садиться рядом.
- Ну, здравствуй, юный Шумахер. Как тебя так угораздило-то?
- Я ехал по встречной, затем пытался обогнать грузовик, потом этот свет другого автомобиля. Он ослепил меня... Дальше я ничего не помню. Доктор, моя нога, что с ней?
- Не волнуйся, твоя рана на ноге была зашита. Гипс мы уже наложили. Ушибы незначительные - в трех местах. Уже завтра мы тебя выпишем. Тебе крупно повезло, что ты вылетел через лобовое стекло, похоже, ты родился в рубашке, парень.
Врач улыбнулся и похлопал меня по плечу, поставил стул на место и удалился из моей палаты. Рядом на тумбочке лежат мои документы и сотовый телефон. Беру костыли, подхожу к мобильнику и вызываю такси, чтобы добраться до дома. В течение 10 минут уже подъезжает машина, которая подвозит меня прямо к подъезду.

***

Ночь. Просыпаюсь от сильной боли в ноге. Беру ножницы и разрезаю бинт, наложенный в том месте, где перелом. Включаю свет в комнате. Смотрю на рану - ткани стали синего цвета, кожа вокруг покрылась красными волдырями. В голове появилась мысль, что эту боль я не вынесу. Дождавшись раннего утра, я еду в ту самую больницу, куда был доставлен с переломами. Нахожу врача и показываю рану. Он смотрит на неё с таким удивлением, словно видит подобное впервые.
- Хм, странно. Такого я раньше ещё не встречал. Посиди тут, сейчас подойдет хирург.
Врач берет трубку со своего стола, набирает в кабинет хирурга.
- Алло, Петр Федорович. Зайдите ко мне. Срочно!
Через минуту в кабинет заходит Петр Федорович и сразу обращает внимание на мою ногу.
- Можешь ничего не говорить, я уже вижу. И давно у тебя так?
- Буквально сегодня ночью началось, проснулся от дикой боли.
- Странно… Я назначу тебе уколы, если не поможет, то сделаем на операцию. В любом случае с этим тянуть нельзя.
Хирург назначает мне уколы и постоянное посещение в больницу на обследования.
Консилиум врачей никак не может поставить мне правильный диагноз, что дает дополнительный повод для беспокойства. Более недели мне ставят уколы, вначале это помогает, и даже снимает боль в ноге.

***

В очередную ночь боль резко усиливается, я просыпаюсь весь в поту, стиснув зубы, добираюсь до кухни, выпиваю 3 таблетки обезболивающего, умываюсь холодной водой, пытаюсь уснуть. Будильник звенит ровно в 7:00, дотянувшись до телефона, я набираю хирургу.
- Здравствуйте, это Александр. Сегодня ночью боль усилилась, я не выдержу дальнейшего мучения. Прошу вас, сделайте что-нибудь...
- Хорошо, Александр, операцию проведем сегодня днем. Приезжайте.
Я вызываю такси, добираюсь до больницы. Поднимаюсь в кабинет хирурга, встречаю медперсонал, после чего меня ведут в операционный кабинет.
Меня кладут на операционный стол, медленно засыпаю от наркоза. Врачи вокруг меня и приступают к операции. Сплю, но чувствую, как мне разрезают ногу острым скальпелем, странно... Под наркозом обычно люди спят, но я чувствую, как мне режут ногу, но боли нет вообще. Слышу, как одна из медсестер кричит, и мед.инструменты падают из её рук.
- Боже мой, что с его ногой? Почему она покрывается шерстью?
Вокруг никто ничего не понимает. Что же со мной происходит? Но операцию прерывать нельзя.
- О, черт! Его нога чернеет. Надо скорее ампутировать!!!
Они хотят предпринять хоть что-нибудь. Но не успевают...

***

Очнулся… Мое сердцебиение усиливается, а шерсть на ноге растет еще больше, переходит на животу, грудь, затем на лица, стремительно распространяясь по всему телу. На пальцах растут длинные острые когти. В глазах мутнеет, темнеет. Слышу, как кричат, от шока остолбеневшие врачи и медсестры. Я уже не контролирую себя, спрыгиваю с операционного стола, вцепившись рукой в шею одного из врачей, швыряю его в окно. Одна из девушек пытается убежать. Встаю на четвереньки и прыгаю ей на спину. Повалив на пол, впиваюсь в нежную, девичью шею, чувствую металлический солоноватый вкус крови.
Принюхиваюсь, слева замечаю, как хирург пытается спрятаться за перевернутый операционный стол, и судорожно набирает кому-то по телефону. Подбираюсь к нему, схватив за галстук, поднимаю над собой! Вцепившись ему в горло, сжимаю все сильнее и сильнее. Он хрипит. Словно раздавленный хрустальный бокал, он истекает кровью. Она брызжет, как фонтан из открытой раны. Встаю на подоконник и выпрыгиваю на улицу. Приземляюсь на крышу автомобиля, она ломается, подобно игрушечной. Рядом бегают маленькие дети. Хватаю одного из них, разрывая его на части. Его кишки падают на асфальт, окропляя все вокруг липкой, но так приятно пахнущей кровью. В парах метров от меня стоит завороженная маленькая девочка. Вмиг оказываюсь около нее, одним движением вырываю её позвоночник... Мой нечеловеческий слух улавливает звуки с той стороны забора. Вижу, как в парке бежит парень в наушниках. Подобравшись сзади, хватаю его за плечо, выдираю его наушники вместе с ушами. Он теряет сознание от болевого шока. Хм, он мне больше не интересен.
Забираюсь по трубе на крышу десятиэтажного дома. Меня переполняет чувство свободы! Я – ЗВЕРЬ! Теперь меня никто не остановит…

55

http://ts01.imagefiles.me/tpic/14885099a3c317c284cb4129186dae90/78294869.p.500.500.0.jpg

Болота духов

Болота. Болота Н-ской области всегда влекли, будоражили мой разум. Густые вековые леса, зеленая, пушистая, такая радостная, приятная взгляду мягкая травка и черные озерки, словно глаза - зеркала души болота, выглядывающие из-под этой травы, как из-за ресниц...

Ягоды, вкусные, сочные. Солнечные лучики, отражающиеся в синей днем воде, таинственное звенящий голос кукушки, теряющийся между стволов, мягкий шелест листьев. И, раздающееся то там, то тут уханье совы, крики птиц, громкие, резкие в соседних и отдаленных кустах, порой похожие на самые нежелательные в разыгравшемся воображении звуки и странные шорохи, шумы, присущие живущим своей ночной жизнью обитателям болота. Местные звали эти обширные болота Болотами Духов.

На это, как казалось мне, было две причины - туман, который нередко покрывал болота, то густой и белый, словно молоко, то прозрачный и казавшийся синеватым, клубившийся, словно дым... И эти болотные огоньки, которые, по словам местных, могут быть оранжевыми, желтыми или голубыми. Местные называли их дьявольскими огоньками. От ужаса и страха увидевших их приводящими в оцепенение и ступор или, напротив, очаровывавшими, манящими, влекущими за собой, уводящими в самый центр, сердце болот, где затаилась молчаливая, темная, опасная вода, поджидающая свою жертву тихо и неотвратимо. И леденящие душу крики болотных птиц, похожие то на разговор, то на плач, то на смех...

И, конечно же, более ощутимая причина - множество, если подумать, великое множество утонувших здесь людей. Некоторые старушки говорят, что эти болота имеют такую глубину, что доходят до ада, куда благополучно и затягивают души утонувших здесь. И почему так много тонуло? Во-первых, потому что болота простираются на очень большое расстояние. Во-вторых, элементарное незнание правил пересечения болотистой местности, да и просто случайности - поскользнулся, оступился... А в третьих... почему именно Болото Духов? Я приехала туда и вскоре пошла на болота. Днем. Все там хорошо, вроде бы... Только как-то подозрительно тихо, только пугающе как-то стоят черные стволы, да и торчащие былинки из травы и даже солнечный свет не приносил мне здесь утешение. Болото, казалось что-то таило, скрывало. Это что-то следило за мной. Когда я развернулась и уходила, мне казалось, что затаилось само болото...

Вечером я пошла в лес. Не на болота, нет, туда идти мне совсем не хотелось, просто в лес. Так, просто ради любопытства, посмотреть, что там в лесу. Фонарь взяла. Подошла к лесу. Темно-коричневые стволы, листва и тишина. Захожу в лес. Побрела слегка вглубь, потом вдоль. Шишки, трава, растительность. Свет фонаря вдруг выхватил коричневую шапочку. Гриб! Грибы! И еще. Ничего себе! Место просто усеяно грибами. Я увлеклась поиском и собиранием грибов. Да тут еще земляника! На мгновение я потеряла из виду огни деревни. Увидев еще пару ягодок, сорвала их. Стоп. Огни деревни потеряны. Я вернулась назад. О, знакомая местность. Или нет... Темнота. Я заблудилась. Заблудилась! Мне стало страшно, я с трудом подавила приступ истерики. А вдруг рядом болота! Где я? Такая тишина. Я огляделась и пошла вроде как в запомненном мной направлении. Да, сейчас я выберусь. Да, точно, вдали огни. Далековато я забрела. Я усмехнулась и пошла на эти огни, предвкушая, как зайду в теплый деревянный дом. Далеко. Хм. Сколько же до этой деревни.

Так темно. "Уху!" - раздалось в лесу далеко в лесу, у меня за спиной. "Уху!" - теперь прозвучало у меня над самым ухом. Я отскочила, едва не упав. Не дереве сидела сова. "Уху!" - отозвались ей в глубине леса. "Уху!" Мне это не нравилось. Скорей бы выйти из леса. Огни уже близко. Что же такая темень. Вдали показалась салатовая сочная трава. Я прошла еще вперед, томимая смутным предчувствием. То там, то тут клубился туман. Передо мной в сине-зелено-голубых тонах лежало темное ночное болото.

Я обернулась - в лесу, откуда я пришла, было слишком темно и страшно, туда идти у меня не было никакого желания. Между тем, клубящийся на болоте туман приковывал мое внимание. Огни деревни были как раз за болотом. На болоте было светлей. Туман словно жил, принимал различные формы. В кустах раздался шум. Треск. И крик. Ночная птица. Птица... Среди тиши. Шорохи в траве, неясные, неуловимые шорохи. И черные деревья, простиравшие свои ветви, как скрюченные руки. Свист. Тихий. Где-то сбоку. Треск в кустах. Туман простирался по низу, подползал ко мне синей дымкой. То там, то тут раздавались какие-то непонятные мне звуки. Болото жило своей жизнью, неторопливой, не первый век... Наступая на многочисленные кочки, я стала пробираться через болото. Ненавижу, ненавижу это болото... Я так и думала, что заблудившись, увижу его... Чем дальше я шла, перешагивая, а то и перепрыгивая с кочки на кочку, чем более мне становилось понятно, почему болото так назвали.

Болото завораживало. Шелест, шорох, раздававшиеся то тут, то там, все больше были похожи на шепот. На голоса. В траве, в кустах, где деревья... Вода болота светилась, по сторонам я видела, что светилась трава. Туман все усиливался, возникая то там, то тут, клубясь, вот-вот сформируя в облако и бесследно исчезая, чтобы возникнуть вновь, где-нибудь поотдаль. Чем дальше я шла, тем сильнее страх сковывал меня. Шорох, шопот, голоса становились, сильнее, явственнее, хотя и все также не различимыми. Трава светилась, это были не светлячки. Шепот усиливался, передо мной возникающий туман начинал уплотняться, чтобы вскоре вновь растаять. Я не смотрела по сторонам - я уже была уверена, что увижу там такое, что мне никогда не суждено будет забыть. Только бы не увидеть этого впереди. А сзади... Сзади было что-то большое, такое, такое, что, увидев это, я, сойдя с ума от страха, побегу вперед и поджидавшая тут везде жижа прихватит меня, чтобы медленно затянуть, а кругом и сзади... "Уху! Уу! Уху!" - кричали в лесу совы, словно веселясь от моего страха. Наконец я приблизилась к огням. И открыла рот от изумления. Призрачные, светящиеся неясным, таинственным светом шаровидные огни... Они не вызывали страх. Они сияли, загадочно, холодно, маняще и чарующе, как огни дома, вселяя ужас на болоте... Я хотела обернуться, но от страха не могла. Дальше идти не было смысла...

Внезапно в стороне от меня, чуть сбоку, в расстоянии метра задвигался синий туман. Как столб, невысокий и узкий. Я хотела закричать. Туман становился все плотней. Я увидела в нем лицо... Он стал приближаться. Я инстинктивно отошла, нога встала на кочку. Хорошо, но какая тут разница! "Мамочки... Ой... ооо..." Туман принял очертания девушки. Он был мне так страшен. Я поняла, что волосы приподнялись у меня на голове. Синяя, состоящая из тумана девушка улыбнулась. Я не удержалась и соскочила с кочки. Темная, словно обрадовавшаяся мне жижа, чмокнув, приняла меня. Я застряла по пояс, понимая, как медленно ухожу дальше. Ужас ледяной водой окатил меня. Это все... Как страшно. Нет! Я попалась. Это все...

"Вот палка", - прозвенел мелодичный, прохладный, как раннелетняя ночь, голос или просто мелодия, или... Я посмотрела вперед и увидела торчащую палку. Я порывисто ухватилась за нее и стала выбираться. Да, я почти выбралась из вязкой, жадной жижи... Я, все же, пересилив себя, глянула в сторону. "Девушка" стояла рядом, чуть потупив взгляд. "Ты мне помогла?" - подумала я. "Спасибо" - чуть слышно шепнула я. "Я выведу тебя", - словно простая мысль, пришло мне в голову. "В деревню". Я вздрогнула, чуть снова не упав. Кочки болота подсветились непонятного происхождения, не ясно на что вообще похожим светом, но я понимала, что они подсвечены. Я пошла по ним...

Вскоре я вышла к деревни. Подходя к дому, я обернулась на лес. Лес чернел. Лишь из глубины, мне на миг показалось, прорвалось чуть явное сияние.

56

http://ts02.imagefiles.me/tpic/ecf98180ef82f575e5b623e1ea6edbd0/78294785.p.500.500.0.jpg

Тени на стенах

Лет мне было шесть или семь. Родители рано убежали на работу, и я проснулся в абсолютно пустой квартире. Помню тогда у нас был кот, и хотя на улицу его никогда не пускали, где он был в тот момент и чем занимался - понятия не имею, словно животина сама убежала из воспоминаний, оставив меня в одиночестве. Я лениво валялся на диване, нисколько не желая вставать, как вдруг мое внимание привлекла стена прихожей, вид на которую открывался из двери моей комнаты. На стене была отчетливо различимая тень человеческой руки. Тень предплечья и кисти висела невысоко, на уровне тридцати-сорока сантиметров от пола, словно выглядывая из-за угла, недоступного моему зрению. Не сразу осознав необычность явления я начал водить своей рукой, ожидая, что тень повторит мои движения, но та не двигалась, и тогда я уже не на шутку испугался. Как долго рука была на стене я уже не вспомню, она то замирала, то оживала, изображая непонятные мне жесты. Я просто вжался в дивам, натянув на себя простыню, боясь равно как смотреть так и отвести взгляд от тени. С постели я встал только когда вернулся отчим, пролежав наверное около семи часов, боясь даже просто двигаться, не то, что бы встать с дивана. Родителям я ничего не сказал, но много раз пытался найти объяснение случившемуся. Единственное рациональное объяснение - тень отбрасывал человек находящийся за окном кухни. Но, мы жили на третьем этаже и за все годы прожитые в том доме (в плоть до окончания школы) я никогда не видел что бы рабочие карабкались по стенам, - а это наверное была бы единственная возможность человеку оказаться за оконным проемом. Версия с вором-форточником быстро была откинута - в нашем оживленном районе поселка (окна выходили на весьма популярный продуктовый магазин, где милиции частенько приходилось утихомиривать местную пьянь, и автобусную остановку) да еще и средь бела дня взбираться по стене дома не стал бы даже самый беспросветный алкаш, поймавший белочку, хоть таких в наших краях всегда было в достатке. Следует также отметить, что газовых труб или каких других предметов, какие смогли бы сделать подъем на третий этаж доступным для не обладающих специальными приспособлениями дилетантов, под нашими окнами никогда не было, а все соседние с кухонным окном балконы находились на почтительном расстоянии.

57

http://ts02.imagefiles.me/tpic/d85abf485ae0268a4cd002125a94b1c2/78294731.p.500.500.0.jpg

Сумасшедшая

Конец июня. Сданы все экзамены. Получен аттестат. Можно отдохнуть. Я и 4 моих одноклассника взяли довольно таки крупную сумму денег. Затарили машину и уехали "на деревню к дедушке". Деревня О. находилась в Томской области, где-то за 230 км от города. Приехали значит. Бабушка моего друга (будем называть его Н.), довольно хорошо нас приняла. Приехали где-то в 8-9 часов вечера. Перед этим звонили деду и он затопил баньку! Эх, хороша помню была! Распаренные, решили на свежем воздухе попить пива. Так сидели разговаривали около 40 минут. Наш извечный разговор о прекрасном прервал дикий крик, где-то в метрах 200 от нас. Вскоре, немного ошеломленные, мы начали различать в этом истошном крике блаженный мат, причем голос был женский. Резко все вскочили забежали в дом, сказать бабушке. Она сказала, чтобы мы не обращали внимания, ибо одна бабка с ума сошла. Но на сердце было так же неспокойно. Так повторялось каждую ночь.

Однажды, я пошел к колодцу за водой. И моему вниманию предстала старуха, метр 50 высотой. С ужасающим лицом и устрашающе полоумной улыбкой. Войдя домой с 2 ведрами ледяной воды, я описал бабушке эту старуху и она сказала, что это та сумасшедшая.

Где-то через неделю. Мы с Н. спали в сенях, т.е. прямо около двери. Летом-то душно, а у двери хоть немного посвежее. Еще 2 парня спали в предбаннике. Бабка с дедом лежали в зале. Помнится, что они довольно крепко спят, так как мы и мотоцикл в 3 часа ночи ремонтировали. Хоть бы хны. Двери во двор закрываются с 2 сторон. Но в этот вечер сзади закрывать не стали, т.к. напоролись пива и все бегали по нужде.

Ну так вот. Спим мы значит хорошо. Сон мне красивый снился. Вдруг я слышу: "Вставай, вставай, вставай, вставай, вставай, вставай!" и крик Н. Открыв глаза, ничего не понимая, я разобрал лишь силуэт старухи. И Н. в углу поджав колени орет: "Зачем вставать-то?" Она захохотала как-то злобно, вышла в дверной проем, взяла, свой топор и, развернувшись, сказала: "Голову тебе отрубать будем!"

Я в шоке и ужасе. Н. берет калошу и с криками: "Да пошла ты!" со всей дури кидает её в голову бабке. Та падает. Встает и говорит: "Мы с тобой еще встретимся!" И убежала! В ту ночь мы больше не спали. В последующие закрывали все двери.

Наутро всем всё рассказали. Бабушка Н. сказала, что раньше эта старуха была ведьмой, да и сейчас, наверное, остается ею. Нам это радости не прибавило. Потом, бабушка рассказала нам следующее: "Когда Н. был мальцом, он часто здесь летом жил. И как-то раз, лет в 7-8, он ел кусочек свежеиспеченного хлеба на улице. Эта старуха подошла и попросила у него немного. Он конечно же ей не дал - такая вкуснятина ведь! Она тогда сказала: "Ну, сынок, мы с тобой еще встретимся"...

Следующим утром, мы были в шоке. На шее у Н. было 3 кольца, нанесенных ножом и полоса от подбородка до груди. Мы обработали порезы. Никто ничего не говорил. Больше всех в ужасе был Н. Но я уверен, что все, включая прародителей Н. поняли, что дело всё в той старухе. Мы уехали.

Где-то в октябре, у него начались проблемы с щитовидной железой, а перед новым годом он попал в кардиологию. Хотя, в принципе, парень в порядке и хорошо закончил 1 курс.

58

http://ts02.imagefiles.me/tpic/9f2f2762088d17a04a75ba1cfa4c1710/78269266.p.500.500.0.jpg

Родственница

Эту историю я услышала от моей бабушки. Бабушка моя очень суеверная и не один раз сталкивалась с паранормальными явлениями. Таких историй она много поведала мне в детстве, вот одна из них.

Бабушка с дедушкой жили в большом красивом доме на хуторе. Дом стоял на берегу небольшого озера, вокруг поля, а на горизонте начинается лес. За их домом еще один дом стоит, в нем у дедушки, что-то типа мастерской было.

Инструменты всякие, доски, гвозди, гайки с болтами. Этот дом меня все время пугал, страшно было в него заходить, не могу этого сейчас объяснить, боялся заходить и все. Так вот что мне бабушка рассказала как-то о бывшей хозяйке того дома. Она приходилась далекой родственницей бабушке. Когда она лежала при смерти, позвала мою бабулю, взяла ее руку в свои холодные, костлявые, побитые артритом руки и произнесла:

- После смерти я беспокоить тебя не буду…

И отдала Богу душу… Умерла она в красивом вельветовом халате, они в то время были популярны среди пожилых людей. Все, конечно же, знают, что вельвет шуршит, когда в нем двигаешься.

Похоронили ее в этот же день. А вечером собралась моя бабуля ко сну, закрыла входную дверь на щеколду, закрыла дверь из веранды в прихожую и спать легла. Дедушки не было, он тогда в ночную смену работал. Свет бабушка оставила включенным, было страшно спать одной, да еще в темноте.

Около полуночи бабуля проснулась от какого-то шума. Открыв глаза, она увидела, что свет в спальне то загорается, то гаснет, в общем, мерцает как при сварке. Тут она слышит, как входная дверь с огромной силой открылась, и что-то пробежало по веранде, ко второй двери… дверь в прихожую резко открывается, причем шторы, что висели над второй дверью, затянулись на середину прихожей. Что-то влетело в спальню, и этот страшный звук трения вельвета остановился прямо перед кроватью бабушки, и стало ужасно холодно. Бабуля ни жива ни мертва начинает читать Отче Наш, а потом еще и в добавок крикнула:

- Ты же сказала, что не будешь беспокоить после смерти...

Звук от трения вельветового халата начал постепенно удалятся из комнаты, громко скрипнула входная дверь. Бабуля так и не уснула до утра. Больше такого не повторялось.

59

http://ts02.imagefiles.me/tpic/c4ae4ac607bd613d0db4b24f1a8c9780/78296842.p.500.500.0.jpg

Один вечер одной жизни

Вечереет. Вновь я иду по улице, которую проходил тысячу раз и знаю наизусть. Многие считают, что мы, бродячие коты, просто идём себе по дороге, не имея никакой цели и думая только о том, чтобы поесть или поспать. На самом деле, ни один человек не сможет понять и распутать весь клубок мыслей, который сейчас находиться в моей голове. В общем-то, я не совсем обычный кот; вроде бы когда-то я был человеком. Об этом свидетельствуют мимолётные обрывки воспоминаний из моей прошлой жизни, которые теперь кажутся мне жутко нелепыми.

Люди вообще нелепые создания. Они постоянно хотят выделиться из толпы, показать себя другим, не понимая, что у любого другого человека та же самая цель. Если человек и оценит заслуги другого человека, то только ради того, чтобы тот в ответ оценил заслуги его самого. Иногда может показаться, что один человек слушает другого, на самом деле он просто ждёт своей очереди говорить. Вы, скорее всего, не согласитесь со мной. Возможно, будете правы. Не знаю.

Вот я - кот. Просто чёрный кот, идущий себе по улице, которую проходил тысячу раз и знаю наизусть. Люди считают, что черные кошки приносят несчастья. Якобы они - нечистые создания. Конечно, далеко не все так считают. Но вот конкретно вы: представьте, что Вы идёте по одной из двух параллельных дорожек. И вдруг дорогу Вам перебегает кот, чёрный, как смоль. Зуб даю, Вы перейдёте на соседнюю дорожку. Люди не задумываются, что если черный кот перебегает им дорогу, то ему просто куда-то надо.

Прохожу мимо коттеджей. Где-то рядом переговариваются то ли таджики, то ли узбеки. Русские часто прикалываются над гастарбайтерами: "кошкэ шаурмэ мяукайт ням-ням". Но ведь выходцы из Средней Азии - тоже люди. Да, может голодные таджики, которые не смогли устроиться в России и съели пару кошек, но скорее это всего от голода. То что шаурма или беляши на вокзале делаются из бродячих животных - это такой же миф, как и то, что в канализации живут крокодилы. В конце концов, гастарбайтеры могут без зазрения совести припомнить русским блокаду Ленинграда, когда все кошки и собаки были съедены подчистую. Вот приезжие рабочие остались позади, перехожу через речку по шаткому мосту, иду гулять на кладбище.

Я ещё не встречал человека, который мог бы спокойно гулять по кладбищу в тёмное время суток. Боятся люди кладбищ. Почему? Опять же, покойники, нечистая сила... Почему люди бояться покойников? Быть может, они просто сами натворили что-то плохое, теперь вот стыдно перед умершими. Вдруг из могилы вылезет покойник и припомнит ему все грешки, а потом наброситься, укусит за шею, ну а утром найдут его мертвым на кладбище... ей богу, как дети малые. У них воображение частенько играет против них самих. Могут тени на кладбище испугаться, а могут вообразить, что у них всё хорошо, когда они находятся в критической ситуации. Вот я это к чему? А к тому, что мы, коты, трезво смотрим на жизнь. Люди часто исходят из худшего, у них это в привычке. Мы же исходим из реального.

Ага, вот, кажется, моя могила. Вернее нет, не моя. Того, чьи воспоминания иногда всплывают в моей голове. Не знаю, возможно ли перевоплощение из человека в кота, но, если возможно, то это несомненно лучший дар человечеству. В моей памяти есть рассказанная кем-то история: Батюшка начал отпевать покойницу, вдруг, при всех свидетелях ноги у неё начали подниматься. У батюшки чуть глаза на лоб не полезли. Все уже понадеялись на чудо, как вдруг из-под покойницы вылезла чёрная кошка. Любят они на чудо надеяться, когда попадают в безвыходную ситуацию. Это частенько мешает им мыслить трезво.

Итак, как я определил, что это именно та могила? Почувствовал. Просто почувствовал, так, как чувствуют запах или горячую сковородку.

Наверное, нужно сказать что-то вроде "спи спокойно". Не знаю. Они не могут смириться с тем, что человек умер. Сами себе придумали, будто человек уснул, хоть и навсегда. Наверное, "покойся с миром" тут подойдёт больше. Ну, пожалуй, пойду обратно. На ту самую улицу, которую проходил тысячу раз и знаю наизусть. Вот идёт человек. Собаку выгуливает. Ну чего ты смотришь, тварь несмышленая? И собаку свою придержи, дай пройти спокойно. С собаками ведь гулять нужно, а нас, котов, выпустил за порог, через пару часов запустил обратно. Но люди больше любят собак за то, что они чертовски преданны своим хозяевам. Когда хозяину плохо, пёс тоже страдает. Если ты кинешь своему псу палку, он, не раздумывая, её принесёт. Кошки так себя не ведут, нет! Они сделают всё, чтобы хорошо было им самим. Никого не напоминает?

И вот, я уже на знакомой улице. Я не называю её своей, потому, что здесь меня ничего не держит. Бездомные постоянно ночуют в одном и том же месте, пока их оттуда не выгонят. Мы же можем пару дней переночевать тут, пару дней там... Люди могут вернуться на родную улицу спустя тридцать лет, тогда они придаются ностальгии, обязательно заглянут в каждый уголок, подметят всё, что изменилось или не изменилось. А мы... мы ничего не почувствуем, кроме запаха других котов, живущих в домах на этой самой улице.

Какой-то подросток решил меня покискать. Да, именно меня, потому что на улице больше нет котов. Они все уже устроились на ночлег. Ну, хорошо, подойду я к тебе, а дальше что? Покормишь меня? Насколько я вижу, ты не держишь в руках большого куска колбасы или хотя бы колбасных обрезков. Погладишь? Нет, спасибо. Ты не мой хозяин. У меня вообще нет такого человека, который мог бы называть себя так. Хозяева требуются собакам, а мы - не вещи какие-нибудь. Максимум - кормилец. Нет, этот настырный пацан не понял, что я не хочу с ним контактировать! Он уже аккуратно, чтобы не спугнуть, подходит ко мне с опущенной рукой. Продолжает кискать. Парень, если хочешь сделать мне приятное, отойди от меня. Эх, не хотелось бы, но придётся немного пробежаться. Он, наверное, даже не побежит за мной. Не маленький уже.

Впереди довольно удобный участок, заросший травой. Устроюсь там до утра. Кто-то думает, что коты много спят из-за лени. На самом деле, они просто не нуждаются в высокодуховном проведении досуга. И откуда у меня в голове такие слова? Наверное, из того времени, когда я ещё влачил человеческое существование... Ну, вот, опять! Понапридумывают себе люди всяких слов, хотя вполне могли бы обойтись и половиной из них.

Вот и хорошо, можно уснуть. Где-то справа раздаётся визг тормозов. Если бы не сомкнул глаз, обязательно посмотрел бы, что там происходит. Звук нарастает. Всё же надо посмотреть. Грузовик потерял управление и едет прямо на меня. Эх, обидно прям, ведь только устроился. Удар. Темнота.

И снова я стою у могилы, которую почему-то хочется назвать своей. Сколько там жизней у меня осталось?

60

http://ts01.imagefiles.me/tpic/6c50ee5a8618bcb6b3f1c5b830bf4878/78296812.p.500.500.0.jpg

Голова


История реальная, мне потом еще газету показывали. Но впервые я услышала её от моей подруги детства, которая лично общалась с одним из «действующих лиц» этой истории. Сама она из Первомайки, живет там давно и всех знает не понаслышке…

Десять лет назал жил в городе один мужчина с дочерью. Мать девочки умерла очень рано, и отец воспитывал дочь одну, любил всем сердцем свою «кровинушку». Однажды пошла эта девочка в лес возле железной дороги и пропала. Вечером отец стал переживать — он не знал, куда делся ребенок, и названивал ее подружкам. Подружки не знали, где она. Сказали, что, возможно, задержалась где-то допоздна, может, с парнем загуляла...

Утром отец начал уже серьезно волноваться. Пошел в милицию, там сказали, что нужно трое суток ждать (как обычно бывает). Через трое суток начались масштабные поиски по всему поселку: милиционеры прочесывали всю местность с собаками, добрались и до леса, но там ничего не нашли, однако примерно через неделю позвонил диспетчер с железной дороги и сказал, что на путях что-то лежит и мешает движению, создает аварийную ситуацию. На место приехала милиция. В проеме между рельсами был обнаружен труп обезглавленной девочки, опознать ее смог только отец по особым приметам на запястье… Голову искали, но так и не нашли.

На похоронах отец плакал навзрыд, потом полгода беспробудно пил. За полгода он превратился из здорового мужчины в дряхлого старика, однако добило его не это. Как он сам потом рассказал (со слов подруги), тянуло его к тому лесу, возле которого дочь пропала. Пришел он туда как-то раз пьяным, хотел под рельсы броситься, потом успокоился. Бродил долго по лесу и вдруг увидел, что неподалеку что-то в кустах чернеет. Он кусты раздвинул, а оттуда голова его покойной дочери и выкатилась… Уже наполовину разложившаяся, на лице ужасная гримаса, глаза выедены червями, рот скривился в крике ужаса. Мужчина обомлел от увиденного. Говорят, к вечеру он пришел в первый попавшийся магазин с этой головой в руке, бормоча что-то невнятное…

После этого отец надолго попал в психиатрическую больницу. Дело же так и не раскрыли.


Вы здесь » Новогрудок 323 » Кино, театр, книги... » Городские Легенды. Страшные истории.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC